Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 48 (924) от 30 ноября 2010  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
Почтовый индекс по России: 15543Online подписка на Арсеньевские вести
ЭКОНОМИКА

Кущёвские события по-приморски

Лариса ЛАЙД

Автор этого кричащего письма – профессиональный журналист Лариса Лайд. Мы передаём это письмо генералу-майору А.А. Николаеву, начальнику Управления внутренних дел по Приморскому краю. И в Москву.
Редакция «АВ».

Пишу одной рукой, другая в гипсе. 21 ноября 2010 года стало чёрной меткой в моей жизни. Этой ночью два пьяных озверелых отморозка убивали моего единственного сына – сотрудника милиции. Призванный защищать общество от скверны, он защищал в эту ночь себя и свою мать.

Публикацией рассказа об этих событиях я ставлю под угрозу свою жизнь. Но я хочу, чтобы знали все, особенно «продажные менты», депутаты всех уровней, главы «народноизбранные», что есть на Земле ПРАВДА.

Ходовой поговоркой нашего времени является «Бабло побеждает зло». На мой взгляд – да, деньгами можно решить проблемы, но совесть свою очистить от крови с помощью денег невозможно.

21 ноября 2010 года в центре Приморского края, в с. Анучино, на проезжей части трассы Владивосток – Арсеньев, возле шашлычной «Теремок», разыгралась трагедия. Двое пьяных быков, ростом по два метра, весом по 100 кг, обшмонав нашу машину, тупо забавлялись, убивая молодого парня 24 лет и его родителей, вставших на защиту своего сына.

Работники шашлычной слышали и видели это, но на помощь не вышли и милицию не вызвали. Наши звонки почему-то до милиции не доходили.

Называющие себя «очень серьёзными людьми» поставили нас под ружьё, заведомо зная, что сын работает в милиции. Но парень не испугался, кинулся на целившегося в него и начал вырывать ружьё.

Отца прорубали ножкой от стола, чтобы не мог помочь сыну. Я кричала: не трогай сына, он мент! Как могла, помогала сыну с одной мыслью: пусть лучше меня убьют.

Сыну сломали ногу, травмировали голову, мне руку, мужа били в основном по голове. До сих пор не могу понять, как муж после стольких ударов по голове мог встать на ноги, вырвать ружьё и дать этим же ружьём по башке хозяину оружия. А потом разбил его об асфальт. Как сил хватило, если муж маленького роста, весом 52 килограмма?

Убивавшие нас несколько замешкались, муж предложил разойтись. Когда муж с разбитой головой, переломанными рёбрами, взял окровавленного сына с переломанной ногой на руки, чтобы донести до машины, сзади исподтишка эти двое стали наносить удары ножками опять по голове. Мои снова упали. Эти гады начали палками и ногами добивать лежачих. А меня, чтобы не мешала, сбили палкой по голове так, что я улетела под откос трассы. Собрав последние силы, я, как могла, добралась до милиции, вся в крови сына и мужа, взмолилась, чтобы быстрее ехали на ужасное место.

Поняв, что едут сотрудники РОВД, злоумышленники скрылись, похитив из машины сына аккумулятор и какие-то электродетали.

Что случилось в моё отсутствие, страшно представить. Если бы муж вырубился от ударов, сегодня не было бы со мной моего сына. В этой неравной схватке мы выжили.

В Анучинской районной больнице нам оказали первую помощь. У меня не было сомнений – писать заявление в милицию. У мужа вместо лица окровавленное месиво, сын после обезболивающих находился в тяжёлом бреду. В деревне ни родственников, никого, машина не на ходу. Как быть?

А «братва» сказала, как. Завалились четыре человека в больничную палату, в верхней одежде, закурили и строгим голосом один из нападавших, тот который бил исподтишка ножками сзади, продекларировал:

– Забирайте заявление, я с вашими показаниями уже в милиции ознакомился. И гоните нам 200 тысяч рублей.

Вот, оказывается, как события повернулись. Улики со стороны нападавших – ружьё, ножки от нескольких столов – милиция почему-то не нашла, хотя опер видел щепки от приклада и обратил на это внимание вслух. И потерпевшая сторона стала не потерпевшей, а, наоборот, нападавшей.

Что бы вы сделали, когда милиция о каждом твоём шаге делится информацией? Мы дали видимое согласие, для того, чтобы иметь возможность вывезти сына в безопасное место. В жизни нет разделения на белое и чёрное, понятно, что мы зависим от людей, от обстоятельств. Но не до такой же степени, господа!

Как бороться с преступностью и коррупцией, когда материалы дознания вот так легко предоставляются, кому не лень, когда улики скрываются и тебя «нахлобучивают» за чужие косяки?!

Сейчас в стране широко развернулась пропаганда против милиции, идёт реформа преобразования её в полицию, чтобы там оставались те, кто действительно будет служить Закону. Эта страшная ночь перевернула мои взгляды на жизнь: я была против реформы, против нового названия. Но как по-другому: одни сотрудники служат Закону, а другие служат тем, кто нарушает Закон.

* * *

Я слышала от людей в Анучино, которые боятся называть себя, что уголовники выискивают повод или сами создают прецедент, потом избивают до полусмерти и, когда человек понимает, что его могут убить, начинают требовать то, что они хотят получить с этого человека.

У нас в Анучино в 2007 году умерли родители и после себя оставили дом. До сих пор я не могу оформить свидетельство о праве на наследство.

В июне 2010 года я приезжала к нотариусу Шульцу В.Л. в Анучино, который принял мои документы, деньги на оплату и сказал подойти через полчаса за готовым свидетельством. Но когда я вернулась, он вдруг заявил, что у меня документы не все, и теперь восстанавливаться надо через суд, а на это опять нужно время.

Я вернулась домой, посетила нотариуса. И он сказал, что мои документы в полном порядке, странно, что мне не выдали свидетельство.

Мы в Анучино не живём, приезжаем туда на выходные, летом отдохнуть. И все в Анучино знают об этом, и когда я приезжаю, односельчане всегда задают один и тот же вопрос: вы дом продаете?

И нападавшие тоже об этом знали, и знали через людей про нашу семью, и знали, что сын работает в милиции, и, я больше чем уверена, искали повод создать прецедент и отобрать дом. Не в этот раз, так в другой.

Сейчас, когда в краевом УВД узнали, что я обратилась за помощью в СМИ, мне начались звонки. 12 раз звонили с угрозами, дважды – неизвестные, а опер Марченко из Анучино сказал, чтобы я приехала в Анучино – якобы меня надо допросить…

За неделю я провела своё журналистское расследование. И заявляю: со слов законопослушных людей, в Анучино страшно выйти на улицу вечером. Здесь неугодным поджигают дома, машины, их избивают, невзирая на пол, будь то женщина, мужчина или ребёнок. А анучинская милиция, как ни в чём не бывало, делает вид, что ничего не происходит, что всё нормально.

В результате, пострадавшие от беспредела становятся ещё и обвиняемыми. Налицо аналогия с кущёвскими событиями Краснодарского края, когда бандиты творят, что хотят, а власть способствует им.

Лариса ЛАЙД


Другие статьи номера в рубрике Экономика:

Обсудить статью. (Обсуждений: 827)
Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100