Главная страница Новости Браконьеры в законе. Нижнеилимский район Иркутской области.

Браконьеры в законе. Нижнеилимский район Иркутской области.

09.01.2017
http://pravoirk.ru

 

   В наше неспокойное время стоять на страже закона и порядка не только сложно, но и опасно. Вдвойне это становится опасным, когда закон поражают метастазы коррупции.

Наша история о том, как бывший охотничий инспектор встал на защиту животного мира и что ему за это сделали…

Редакция публикует обращение Сергея Мальцева практически без редакции.

С.А.Мальцев с 1984 г. по 2001 г. работал председателем Нижнеилимского районного общества охотников и рыболовов. С 2001 года по настоящее время занимал должность государственного инспектора по охране и  использованию животного мира Иркутской области.

Все эти годы наш герой вел активную борьбу с  нарушителями правил охоты — браконьерами.

За это те, в свою очередь, отплачивают ему ненавистью и сам Сергей уже является пострадавшим.

Известно, что убийство братьев наших меньших — это прибыльный бизнес.

Как говорит сам Сергей Мальцев: «Ранее со стороны правоохранительных органов я получал поддержку  в своей трудной и опасной работе. Однако,  с  недавнего времени, когда   на смену предыдущим, пришли новые  должностные лица в правоохранительных органах, ситуация в районе кардинально поменялась. Некоторые из данных лиц, среди них —  начальник следственного отдела СК РФ  в Нижнеилимском районе Иркутской области —  Исаканова И. С., по моему мнению, открыто встала на  сторону браконьеров и своими властными полномочиями и в интересах преступных лиц открыто преследуют меня за мою профессиональную деятельность, беспрепятственно и безнаказанно  позволяют правонарушителям  открыто  угрожать моему здоровью и здоровью моих близких, совершать  в отношении меня, членов моей семьи и моего имущества противоправные действия.

Так, 18 августа 2015 г. Братским межрайонным отделом Службы по охране и использованию животного мира Иркутской области я, Мальцев С.А.,  в составе группы из 4 человек под руководством начальника Братского межрайонного отдела Ведерникова С.В.  проводили рейд по пресечению браконьерства в охотничьих угодьях, для чего служебным вертолётом наша группа была переброшена в отдаленный участок тайги.

В ходе проведения рейда было вскрыто 5 (пять) нарушений правил охоты, в том числе факты незаконной добычи зверя (лося), незаконное использование, хранение  нарезного охотничье-огнестрельного оружия.

В дальнейшем было установлено, что одним из нарушителей оказался гражданин Нижнеилимского района – Терехов…, безработный, который ранее мной и егерями госохтнадзора неоднократно задерживался на территории Нижнеилимских охотничьих угодий за браконьерство и при всех задержаниях вёл себя грубо, оказывал сопротивление, при предоставлении видеозаписи прокуратурой составлялся протокол и передавался мировым судьям.

Как установлено в ходе рейда, в месте проведения рейда, в охотничьем зимовье, Терехов… хранил нарезное оружие для незаконной охоты — карабин «Тигр», патроны к нему были спрятаны в печке.

При законном требовании государственных инспекторов предоставить документы на право нахождение в охотничьих угодьях с оружием, Терехов… оказал сопротивление группе государственных инспекторов, не представил документов на имеющееся у него в охотничьих угодьях нарезное оружие, спрятав под кроватью нарезное  оружие в зимовье, закрыл охотничий домик  на замок и с угрозами удалился на лодке по реке…».

Тут надо отметить, что согласно  п. 2 ч. 3 ст. 40 Федерального закона от 24 июля 2009-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», должностные лица органов государственного надзора имеют право беспрепятственно по предъявлению служебного удостоверения и основании копии приказа (распоряжения) руководителя (заместителя руководителя) органа государственного надзора о назначении проверки посещать охотничьи угодья и объекты охотничьей инфраструктуры в целях проведения проверки соблюдения правил охоты, лимитов добычи охотничьих ресурсов.

В соответствии со статьей 53 указанного закона, охотничья инфраструктура включает в себя, в том числе охотничьи базы, дома охотника, егерские кордоны, иные остановочные пункты, сооружения и объекты благоустройства, предназначенные для осуществления видов деятельности в сфере охотничьего хозяйства.

Руководствуясь данными положениями закона, а также полученными по  спутниковой связи распоряжением руководителем группы — начальником Братского межрайонного отдела Ведерниковым С.В. указаниями руководства  Службы по охране и использованию животного мира, заместитель руководителя службы ( курирующего управление в области охраны)  Загоскина В. А., начальника разрешительной системы Иркутской области Зайцева С.В., о «проведении досмотра объекта охотничьей инфраструктуры — остановочного пункта (домика  охотника)», проверяющей группой остановочный пункт (зимовье)  был осмотрен. В ходе этого было изъято незаконно хранящееся там оружие — вещественное доказательство  незаконной охоты, патроны к нему, а также, в установленном порядке были составлены протоколы изъятия и осмотра предметов правонарушения.

Однако, дальше ситуация развивалась самым непредсказуемым образом.

Как говорит Сергей Мальцев: «К моему великому изумлению, вернувшись из рейда, мне стало известно о возбуждении следственным комитетом РФ по Нижнеилимскому району Иркутской области  в отношении конкретно меня уголовного дела по заявлению браконьера Терехова… о нарушении мной якобы «его права на жилище». (Комментарий юриста: «Тут надо отметить, что данное жилище юридически не находится в собственности заявителя. Свидетельство о регистрации права на жилище отсутствует. Согласно ст.42 УК Российской Федерации «Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения. Уголовную ответственность за причинение такого вреда несет лицо, отдавшее незаконные приказ или распоряжение».). Таким образом, в случае незаконности распоряжения вышестоящего руководства, уголовной ответственности участники рейда не подлежали. Однако, как говорится, следствие уже «нашло крайнего»…

В течении двух дней после результативно проведенного рейда по выявлению нарушений в области охраны природы следственным отделом Нижнеилимского района во главе с начальником Исакановой И.С. был произведен выезд в столь недоступное таежное место ( 100 км. от населенного пункта) для выявления и фиксации якобы допущенных рейдовой группой нарушений в отношении  безработного «законного охотника».

Несмотря на все представленные документы, а также законодательные акты, подтверждающими распечатками телефонных звонков, указывающими на правомерность действий рейдовой группы выше указанным следственным отделом уголовное дело было возбуждено конкретно в отношении Мальцева С.А. Как говорит Сергей: «После не согласия и возмущения мною —  следственным отделом под руководством все той же Исакановой находятся еще двое обвиняемых, но один из них проходит по другой статье как не при исполнении своих служебных обязанностей. Несмотря на то, что данным лицом представлялось удостоверение, составлялись протокола, а четвертый представитель рейдовой группы являлся непосредственным руководителем, организатором данного рейда – по мнению следствия является свидетелем потерпевшего. Все это говорит о нездоровом интересе к персоне гос. инспектора Мальцева С.А. и ангажированном характере в возбуждении уголовного дела, которое в дальнейшем было поддержано стороной обвинения пом. прокурора Мартыновым.».

Такое необъяснимое покровительство со стороны высокопоставленных чинов правоохранительных органов района происходило неоднократно.

Сергей Мальцев: «…23-го февраля 2016 года, во время проведения рейда по охране охотничьих угодий, все в той же тайге мной в составе старшего охотоведа Нижнеилимского РОИООООиР Зюзина С. А. и егеря Крюкова С.В. был остановлен автомобиль марки ЛЭНД КРУЗЕР-200 за рулём которого находился Михайлов…с группой иных физических лиц, для проверки. Миахайлов… зная о своем покровительстве со стороны высокопоставленных лиц района (бывшего начальника милиции) и как он выразился, что мною займётся московское ФСБ,- совершили нападение на меня, нанесли  телесные повреждения, угрожая жизни и моему здоровью отобрали  служебное удостоверение и скрылись на своем  автомобиле. При подаче мной заявления о краже удостоверения и нанесении побоев при исполнении своих должностных обязанностей — руководителя следственного отдела Исаканову И.С. не столько интересовало грубое нарушение гражданина Михайлова… ( друга «потерпевшего» Терехова…), а правомерность действий гос. инспектора Мальцева С.А. и в жесткой форме был задан вопрос: « на каком основании вы останавливали автотранспорт, если с вами не было сотрудников полиции». На мой ответ, что согласно должностного регламента, Исаканова ответила – «Да, читала я ваш должностной регламент». Учитывая активное расследование несуществующего по законности нарушения рейдовой группой и явно не замечая грубое оказание сопротивление с нанесением телесных повреждений и краже служебного удостоверения  при исполнении своих служебных обязанностей я имею право предполагать, что у Исакановой И.С. есть мотив- явно не здорового отношения к гос. инспектору Мальцеву С.А., так как ранее мной составлялся протокол об административном правонарушении за нарушение правил охоты  ношение и хранение незаконного охотничьего оружия на И.К. ( близкого родственника Исакановой И.С.).».1

2

Надо сказать, что указанное противоправное действие, допущенное в отношении сотрудника правопорядка при исполнении, которым являлся Сергей Мальцев, до сих пор осталось безнаказанным. Хотя обвинение предъявлено давно…risunok-262-_li risunok-261risunok-262

Сергей Мальцев: «Примечательно, что следственный комитет по Нижнеилимскому району, с согласия недавно находящейся в районе прокурора Михайловой (все мы знаем бывшего прокурора г.Иркутска и историю, в связи с которой она покинула свой предыдущий пост)  «возбудился» по факту, который территориально произошел за пределами Нижнеилимского района Иркутской области (в Усть-Удинском районе). Более того находясь за 100 (сто) километров от «места события преступления» и не имея возможность осмотреть «жилище», СК смог каким-то чудесным образом удостовериться, что там находится ни шалаш, ни собачья будка, а именно «жилище Терехова», не имея также иных, в том числе письменных правоподверждающих  доказательств наличия у браконьера Терехова прав на объект недвижимости, расположенный глубоко в тайге и его назначение, а также обстоятельств, оснований проверки и состава лиц проверяющих, Следственный комитет РФ по Нижнелимскому району, не утруждая себя этим,  как я указал выше возбудил дело в отношении именно на меня и  именно по факту «проникновение в жилище».

Все это само по себе свидетельствует о «нездорово повышенном интересе» к моей работе и желании развязать руки браконьерам нашего района. Какой интерес при этом преследуется правоохранительными органами стоит только догадываться.

Документами — разрешениями областного начальства, о «праве на   уголовное преследование», территориально   не входящего  в компетенцию Нижнеилимского СК, последние обзавелись позднее, после того, как «возбудились» на заявление браконьера. Это легко проверить, если отнестись к этому добросовестно, только делать это никто не хочет.

Начальник следственного отдела в Нижнеилимском районе Иркутской области —  Исаканова И.С. (также  с ведома все того же прокурора Михайловой), утверждая что, я и еще один член группы государственных инспекторов — Цыганов С.В., в  малодоступном  уголке тайги, на месте обнаружения преступно убитого зверя,  произвели не осмотр остановочного   пункта – домика охотника, составляющего    охотничью инфраструктуру, и  предназначенного исключительно для осуществления видов деятельности в сфере охотничьего хозяйства, а, якобы, «жилища жителя города Железногорска — Терехова» по указанному надуманному основанию и на радость браконьерам района, ( чьих «жилищ» в тайге «пруд пруди» и каждый их которых, с тем же успехом, может «жилище Терехова» на момент своей такой же незаконной охоты назвать «жилищем  Иванова, Петрова») производят в отношении меня уголовное преследование, сфабрикованное ими по надуманному основанию уголовное дело они передали в суд уже по месту так называемого «места совершения преступления», куда я за 1500 тысячи километров, вынужден мотаться и общение с которым, из такого расстояния, для меня крайне затруднено. Все это время в лесах Нижнеилимского района  правонарушители  спокойно творят все, что им заблагорассудится, то есть едут куда хотят и отстреливают все, что им заблагорассудится. Таким способом они хотят заставить меня, чтобы я не выполнял свою работу, то есть не мешал браконьерам отдыхать и творить беспредел в тайге.

Следует сказать, что руководителя  группы — начальника Братского межрайонного отдела Ведерникова С.В.,  следователь следственного комитета РФ по Нижнелимскому району  в этом деле «МАСКИ-ШОУ» «нарядил» в «свидетеля обвинения».

Распоясавшийся, при таком отношении со стороны правоохранительных органов, браконьер Терехов, совершил и совершает в отношении меня (государственного инспектора) и членов моей семьи (жены, малолетнего сына) противоправные действия: А по видео-конфиренц связи гр.Терехов…, — заявил суду, что он и сейчас ездит в охотничьи угодья с оружием, то есть не скрывая, что нарушает правила охоты.

Также в ночь с 24.04.2016 г. на 25.04.2016 г., гр. Терехов… в нетрезвом состоянии подъехал к моему дому, и стал фотографировать и вести съемку моего дома со всех сторон и служебного автомобиля, разозлив собак и тем самым вынудив меня выйти из дома. А затем стал выкрикивать в мой адрес нецензурные оскорбления, угрожать расправой   в связи с изъятием у него 18 августа 2015 г. в ходе рейда государственных инспекторов   карабина, с которым он браконьерил в тайге, утверждая, что за это «он меня легко посадит за решетку на семь лет» и сожжет дом.

По всем фактам я писал заявления в полицию, на личном приёме у прокурора Михайловой, с полиции пришёл ответ (отписка), что якобы из-за того что я находился на больничном и полиции не представилось возможным провести следствие и материалы дела отправлены в прокуратуру, но уже прошло почти два месяца — (прокуратура также отмалчивается), но все та же Исаканова хода этим заявлениям не дает, занимаясь формальными отписками и бумаготворчеством, где черным по белому прописывает отсутствие, по ее мнению, у меня, и как государственного служащего по охране животного мира и как гражданина России, каких-либо прав на свою профессиональную деятельность, защиту жизни, здоровья себя и своих близких, целостность и сохранность моего имущества нет.

Здесь я не пишу подробно о том, что не известные лица дважды за это время сжигали мои хозпостройки, кидали поджигательные бутылки в дом, сожгли дачу, прошлой осенью облили соляркой дом и подожгли. О всех фактах также есть заявления в полицию, но результатов никаких нет. Полагаю, что полиция данными фактами должным образом не занималась, преследуя все те же цели.

За всю мою долгую и профессионально честную жизнь я впервые оказался в такой ситуации, что благодаря «слаженным» действиям «правоохранителей района»,           все правонарушители осмелели и почувствовали полную свободу безнаказанно вести себя как в тайге, так и на улицах нашего города.

Данного заказного уголовного дела, которое возбуждено в отношении гос.инспекторов длится разбирательство уже более года, повсюду из всех инстанций приходят отписки или совсем нет ответа. В настоящее время уголовное дело Усть-Удинским районным судом возвращено в прокуратуру Нижнеилимского района, где ясно по понятным мне причинам (которые излагались ранее в моем обращении) будут изыскиваться несуществующие причины для обвинения. Пример тому, что в настоящее время, учитывая мои обращения и жалобы в разные инстанции со стороны прокурора Михайловой О.Г. проводятся активные действия по выявлению мною нарушений. Прокурором Михайловой О.Г. было направлено представление моему руководству в Службу по охране и использованию животного мира Иркутской области о несоответствии мною занимаемой должности по следующим причинам:

— так прокурор Михайлова О.Г. смогла найти такие нарушения, что я когда-то превысил скорость и был оштрафован на 500 руб. (естественно своевременно оплатил штраф),

— что полицией на меня составлялся протокол за нарушение транспортировки оружия, которое было по сообщению нарушителя правил охоты и судом отменено ( видимо, прокурор Михайлова О.Г. не знает законов, что нельзя указывать на несуществующие правонарушения.

Далее в представлении было указано,

— что на меня возбуждено уголовное дело ( здесь также прокурор Михайлова О.Г. указывает на то обвинение, которое в настоящее время судом не подтверждено)

и последняя причина

— несоответствие мною занимаемой должности, что я не указал в декларации доход от спортивной охоты ( находясь в отпуске), который составил менее 20 тыс. руб.

«Естественно при таких преступлениях по мнению прокурора Михайловой О.Г. гос. инспектор Мальцев С.А. не имеет право занимать должность гос. служащего и препятствовать беспределу браконьерства.».

     Просим считать настоящую статью официальным обращением к руководителю СУ СК России по Иркутской области А.Ю.Буневу и в прокуратуру Иркутской области с целью проверки достоверности информации указанной в обращении и устранения нарушенных, по мнению редакции, законных прав и интересов Сергея Мальцева, а также гос.инспекторов, входящих в состав рейдовой группы 18 августа 2015 г.

     Владимир Смирнов

Теги:

Комментарии

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ГОЛОСОВАНИЕ

В России собираются ввести день патриотизма в день введения контрсанкций. Одобряете?

1. Да. В этот День мы будем выражать полную лояльность власти.
2. Главное, чтобы этот День был выходным. Напьемся, как патриоты.
3. Да. Очень весело давить качественные санкционные продукты.
4. Нет, я не патриот нынешней власти.
5. Нет. Я патриот России каждый день!
6. Нет. Патриотизм – последнее прибежище негодяев. Тут и до войны недалеко.
7. Нет! Коммуналка выше пенсии, какой уж тут патриотизм?
 

Всего проголосовало
14 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года