Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 53 (824) от 31 декабря 2008  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
Почтовый индекс по России: 15543Online подписка на Арсеньевские вести
ВСЕЛЕННАЯ

Федор Конюхов: Россия вся должна быть с куполами

Олег Паденко

1 января Нового, 2009 года, наш знаменитый земляк Федор Конюхов вылетит из Москвы в Новую Зеландию, где стоит его яхта «Торговые сети «Алые паруса», чтобы на ней отправиться в очередное океанское путешествие. Он снова намерен совершить плавание вокруг мыса Горн, который называют полюсом яхтсменов. Уже пятый раз в своей морской биографии.

А затем, коротко побывав дома в Москве, в составе смешанной экспедиции опять отправиться во второй дальний поход из Монгольской пустыни Гоби по Великому Шелковому пути.

Журналист Олег Паденко встретился с Федором Конюховым незадолго до начала его путешествий в творческой студии на Садовнической улице столицы России.

– Федор, ясно, что плавание к мысу Горн, где «ревущие сороковые» мирового океана, это новое испытание твоих мореходных устремлений. А также удовлетворение любопытства первопроходца, новые впечатления для художника, писателя, исследователя, но почему потом – горы, степи, пустыня?

Ф.К.:

– Да то же самое. Я люблю трудности, могу их с Божьей помощью преодолевать, да и на сей раз буду не один, с соратниками – наш караван выйдет из Монголии на верблюдах и лошадях. Маршрут протяженный. Это пустыня Гоби, где сейчас морозы под 40 градусов, потом Казахстан, Россия – Алтай, Поволжье и республика Калмыкия, которая в нынешнем (2009 году) отмечает 400-летие добровольного вступления в состав Российского государства. Там нас встретит Кирсан Илюмжинов. А вьючных животных и лошадок, прошедших сложные испытания переходом, мы оставим в дар калмыкам, пусть разводят свои стада.

– Федор, мы знакомы ровно 20 лет. С тех времен, когда ты вернулся из первого путешествия в одиночку к Северному полюсу. Помню, в поселке Береговом у бухты Врангеля под Находкой стертые о льды лыжи, теплые башмаки, примус, палатку, все, что помогло тебе добраться до макушки планеты. Потом было множество рекордов, о них знают. Но большинство – под парусами или на веслах. Скажи, ты человек моря или земли?

Ф.К.: — Земли. Ведь Бог создал ее для того, чтобы мы на ней селились, созидали, любовались ею, покоряли расстояния и мне жаль, что человек разделил ее границами. Ведь небо, воздух, вода, пашни, леса принадлежат каждому из нас. Мы – земляне. Вот я ухожу за горизонты и вижу – планета бескрайняя. Я ведь там всегда один. Лишь Божий лик всегда со мной. Да чайки и летучие рыбы навещают. Что может быть прекраснее? К тому стремлюсь. А после рассказываю людям в книгах и картинах.

Крыша над головой – небосвод

– А, правда, что у тебя никогда не было собственного дома?

Ф.К.:

– Правда. Нет, жилье, как таковое, было. У родителей, потом семейное. Плюс дети, их у меня пятеро (четыре сына и дочь) да еще четыре внука и одна внучка. Все к себе зовут жить. Как и зарубежные партнеры из Австралии, Европы, Америки. Но я русский человек. Родина у меня одна – Россия.

И до сих пор лучший дом – палатка. В них живу в походах, работаю, готовлю пищу. Или каюта на яхте – там тоже стол, кровать, мастерская, где набрасываю этюды и пишу книги. Привык. Сам за себя отвечаю.

И стал универсалом – знаю, как починить движок, связаться с берегом по рации, поймать рыбу на обед. А еще быть штурманом, механиком, рулевым, синоптиком, врачом, электриком, компьютерщиком. Потому что нынешняя навигация без электроники, в том числе, космической, невозможна. Техника управляет парусами, рулем, курс держит.

Но главная моя крыша над головой – небосвод. Я в любом месте мира только взгляну на звезды и уже знаю, где нахожусь – на экваторе, в тропиках, или на одном из полюсов. И в других странах в гостиницах почти не живу. Только на яхте. На ней уютнее, теплее, надежнее. Там я отсыпаюсь после бессонных вахт, принимаю гостей, живу с семьей, когда кто-то из родных приезжает. Однажды в Лесото на ней даже встретили Новый Год. Не могу бросить свой морской дом. И он меня не подводит в сложные минуты, которые очень часты в штормовом океане.

Наследство ямщиков

– А что за нынешний дом по-конюховски?

Ф.К.:

– Кроме обычной столичной квартиры – это моя мастерская на Садовнической улице в Москве у Павелецкого вокзала. Тут мой главный штаб. Два этажа, как видишь, уютный кабинет с иконами, камином, картинами, которые пытаюсь закончить. Внизу – библиотека, камбуз, гостиная с диванами, радиорубка для связи со всем миром. Даже двери поставил стальные, корабельные, во дворе – якоря, штурвалы, разная морская атрибутика.

Здание со своей историей. Я-то тут, знаешь ли, не случайно. Давно, в 19 веке, в нем располагалась контора распорядителей конного извоза. Сейчас ее назвали бы диспетчерской ямщиков, которые рядом жили, работали, держали коней в конюшнях. А я Конюхов. По отчеству Филиппович. По-гречески Филипп – любитель лошадей. Нынешний владелец, Союз художников России, мне ее явно потому в аренду выделил. Видать, Бог так распорядился.

Если же меня выгонят с этого места (все к тому идет, тут центр, сносят дома, банк под боком вырос стеклянный), то мне есть, куда переехать. Одна добрая женщина из Сергиева Посада, узнав об этом, подарила мне из своего надела 4 сотки земли. Она как знала, что я всегда мечтал обосноваться именно тут, в этих святых местах. Не чудо ли?

Там я сейчас залил фундамент и хочу построить небольшой домик, теперь, несомненно, собственный, который станет также мастерской и приютом для родных и друзей. Ведь один я только в океане. На берегу вокруг меня много народу. Свой 57 день рождения 12 декабря я тоже встретил, наконец-то, дома, в кругу семьи.

Хочу также открыть Школу путешественников, какая была в Находке, чтобы она тоже стала домом для начинающих. И добиться, чтобы профессиональные путешествия признали, наконец, видом спорта.

Оставить след

– Везде, где тебе довелось жить и начинать путешествия, я знаю, ты поставил часовенки, как и здесь, во дворе мастерской в Москве. Чем ты это объясняешь?

Ф.К.:

– Я человек верующий, сколько себя помню. Дед по материнской линии у нас был священником. Мой духовный отец живет в Австралии, в русском православном монастыре в Голубых горах. Ему, как и мне, 57 лет. Он тоже художник. И считает, что человек должен оставить след за собой. Как яхта в океане. Мой след – это книги, картины, дети с внуками и маленькие храмы на земле.

У меня их шесть – по числу кругосветных путешествий. Во время каждого я обещал Богу, что если вернусь живым, поставлю часовню. Первую построил на сопке у бухты Врангеля после первого плавания. Потом поднял в Сергиевом Посаде, Переславле-Залесском, родном Приазовье, Москве – во имя Сергия Радонежского, Николая Чудотворца, Серафима Саровского, Пантелеймона Целителя. В столице часовню святителя Николая поставил в память о погибших моряках и путешественниках. Все – на свои средства.

Считается, что день-ги, заработанные во время путешествий, нельзя тратить на себя. Нужно только отдавать на благие дела. Я их отпускаю на храмы. Еще продал 33 свои картины, написанные в плавании, и вложил выручку в строительство часовни в Москве.

Русь-то ведь издревле держалась на вере. Потому глубоко убежден, что возрождать старые церкви, возводить новые – наша святая обязанность. Чтобы Россия поднялась и стала достойным государством, она вся должна быть с куполами.

Разбитая память

– Федор, и еще. Всю страну обошли телесюжеты о том, как ты открывал в Москве мемориальную доску в честь адмирала Колчака, а после – как вандалы ее разбили. Как ты думаешь, чьих рук это дело?

Ф.К.:

– Это были точно не хулиганы. Это была сознательная, хорошо спланированная акция. Сначала устроили дискуссию в прессе: быть или не быть памяти адмирала, потом угрожали по телефону, а когда я довел дело до конца, ее разбили.

При этом я неоднократно подчеркивал, что увековечил Колчака вовсе не как белого адмирала, не как Верховного правителя России, а как ученого, о чем и выбил на доске: «Выдающемуся полярному исследователю».

А еще – я из поморов, земляк знаменитого полярника Георгия Седова, с которым был знаком еще мой дед. А Седов работал с Колчаком, они были коллегами, и адмирал, по свидетельству современников, прежде всего, моряк, патриот России.

Изучению севера он отдал 20 лет своей жизни. С его именем связана 4-я экспедиция в Арктику. И в 1901 году ее руководитель Э.Толль назвал в честь Колчака открытый остров. И до сих пор многие работы адмирала считаются отправной точкой в освоении белых широт. Его открытиями мы пользуемся сейчас. В мореходке, между прочим, я с товарищами ходил по картам Колчака.

– Значит, как политик, он памяти не достоин?

Ф.К.:

– Не знаю, не мне судить. Вот говорят, что у адмирала были руки по локоть в крови. А у Григория Котовского, к примеру, не были? Недавно прочел о красном командире книгу и ужаснулся, сколько он простых крестьян уничтожил. В его честь назвали город, улицы, памятники возвели. И ничего, молчат.

Я тут еще раз хочу подчеркнуть, что я не на стороне белогвардейцев, но я против одностороннего освещения истории Отечества. Вот фильм «Адмиралъ», который я посмотрел с удовольствием, с точки зрения осмысления жизненных фактов и человеческих качеств Колчака, очень интересен.

– Какова же судьба самой мемориальной доски?

Ф.К.:

– Она, к сожалению, не подлежит восстановлению. Я ее пока демонтировал и временно прикрепил в расколотом виде к внутренней стене дворика московской часовенки.

А дальше, я надеюсь, что преступников рано или поздно накажут, а общественное движение «Наследие адмирала Колчака», которое и занималось установкой памятной доски, найдет возможность изготовить новую. И судьба у нее будет более благополучной.

Олег Паденко для «Арсеньевских вестей», г. Москва

Короткая справка:

Федор Филиппович Конюхов родился в Приазовье 12 декабря 1951 года. Долго жил в Приморье под Находкой. Совершил 50 экспедиций и восхождений. Прошел более 100 тысяч морских миль в одиночку под парусом, провел около 1500 суток в одиночном плавании. Капитан дальнего плавания. Заслуженный мастер спорта. Почетный гражданин Находки (Россия), Терни (Италия), Бергин (Калмыкия).

Член Союза художников РФ, член Союза писателей РФ. Награжден орденом Дружбы народов. Обладатель приза ЮНЕСКО «За честную игру» и премии ООН «Global-500» за вклад в защиту окружающей среды.

Занесен в книгу «Хроника человечества». Первый россиянин, которому удалось выполнить программу «Большой шлем» – два полюса и Эверест, и еще семь высочайших вершин мира. Действительный член Географического общества России.


Другие статьи номера в рубрике Вселенная:

Высказать свое мнение о статье:
Ваше имя:

Ваш комментарий: (не более 1500 знаков)    
Любой пиар и антипиар с форума будет удаляться. Просим писать по существу и не переходить на личности.
-- Редакция "АВ".
Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100