Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 36 (599) от 1 сентября 2004  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
Почтовый индекс по России: 15543Online подписка на Арсеньевские вести
ЭКОНОМИКА

Но как нам пламень воспитать?

Марина ЗАВАДСКАЯ

Принято говорить: ах, Первое сентября, светлый день, любимый праздник...

Пресс-службы разных властей рассылают в СМИ поздравления с этим праздником населению от их Глав - с надеждой, что кто-то это опубликует...

А я Первого сентября (и не только первого) вспоминаю старый анекдот о первокласснике, который вернулся домой и возмущенно сказал родителям: «Что ж вы меня не предупредили, что эта волынка на десять лет!»

А вот не анекдот. Говорит Елена Новикова, директор Азиатско-тихоокеанской школы:

- В последние годы в стране наблюдается потеря интереса детей и родителей к традиционной системе образования. В центральной части России дети массово уходят в систему экстерната. В 2003 году - 19 тысяч человек, за 2004 данных еще нет, но заявок было более 20 тысяч. У нас в крае этого нет, у нас дети уходят в колледжи, которые в массовом количестве создают вузы. В колледже ДВГУ не то 11, не то 12 одиннадцатых классов!

Многое еще говорилось о нашем образовании на конференции, прошедшей 18 и 19 августа в Доме молодежи. Это была итоговая конференция грантового проекта (от фонда «Евразия») общественно активной школы (ОАШ), который реализует в Приморском крае АТШ.

Опыт общественно активной школы насчитывает уж почти сто лет. Есть американский вариант, когда в деятельность школы активно включается местное сообщество, и советский вариант 20-х годов ХХ века, предполагающий активизацию деятельности самих учащихся.

Проект, по которому работает АТШ, предполагает партнерство трех субъектов: школы, власти и бизнеса.

Мы говорим о реализации этого проекта в крае, и это так. Это условие в самом проекте было заложено, ведь нельзя «активничать» в одиночку. В марте в АТШ прошел тренинговый семинар для всех желающих, в котором приняли участие учителя школ Владивостока, Уссурийска, Артема, Дальнегорска и других городов и поселков. Желающие - то есть не массовка (было меньше 50 человек), а люди, которые лично осознали необходимость перемен в деятельности школы.

И вот - итоговая конференция. То есть проект не завершается, работа будет продолжена, но о каких-то результатах говорить уже можно.

О результатах и проблемах и шла речь на конференции.

НЕСТРАТЕГИЧЕСКОЕ МЫШЛЕНИЕ + ОТЛОЖЕННЫЙ СПРОС = ШКОЛА

Елена НОВИКОВА, директор АТШ:

- Общественно активная школа - та, которая не ждет указаний сверху, а сама осуществляет целеполагание. Вот хореографическая гимназия из поселка Заводского, Артем. Они на мартовском семинаре заразились идеей амбициозных целей. Они позволили себе помечтать, помыслить себя на мировом уровне. В апреле они решили поучаствовать в российском конкурсе, выиграли и поехали в Томск. Приехали довольные. Горя идеей выйти на мировой уровень, стали активно действовать - и стали участниками международного лагеря в Корее. Они только что приехали оттуда и безумно нам благодарны, говорят: «Если бы вас не было, не было бы ничего!»

Кризис школы, образования очевиден. Причины кризиса и внешние, и внутренние. Внешние - в окружающем нас обществе.

- Сегодня в российском обществе отсутствует субъект, который мог бы ставить долгосрочные цели и долгосрочные задачи, - считает Елена Новикова. - Люди к власти приходят на четыре года: президент, губернатор, мэр. Потребности думать стратегически у этой власти нет. Думают на три года вперед, потом год - как переизбраться, потом еще на четыре года. А образование, школа производит продукт отложенного спроса.

Аргумент вроде бы веский, но ведь и в США люди приходят к власти на четыре года. Да и в других демократических странах власть тоже выборная, разница в годах небольшая. Так почему для нас это проблема?

- Нет идеи, - уточняет Елена Анатольевна. - Сегодня идея Российского государства - избавление от бедности. Хорошая мысль, но до национальной идеи недотягивает.

Могла бы дотянуть, если бы была действительно идеей. Но реализуется она так странно, что поневоле сомнения одолевают: скорее всего, это не идея, а просто лозунг, идея под ним совершенно другая...

Тем не менее мы живем в этом обществе и в этом государстве. И - вспомним известную пословицу! - если гора не идет к Магомету... Школе нужно уйти от исполнительской позиции, самой активно строить отношения с окружающим ее социумом, производить регионально ориентированный продукт.

И тут следует вспомнить о внутренних причинах кризиса образования, и прежде всего - об учителях.

- Средний возраст педагога - 48 лет, - напоминает проректор ПИППКРО Александр Петрунько. - Это люди, которые сформированы на других ценностях, недемократических. Могут ли они выстраивать современную общественную активность?

Давайте взглянем в зал: кто здесь собрался? Есть учителя, достигшие «среднего возраста педагога», но - единицы. В основном народ помоложе.

Впрочем, далеко не всегда активность и прочие необходимые в современном мире качества зависят от возраста. Важнее сама личность, ее воля, ее стремления. По большому счету - пассионарность. (Лев Гумилев: Пассионарность - это способность и стремление к изменению окружения.)

Может, пассионариев в системе образования осталось немного, но они все-таки есть.

А вот как насчет второго субъекта предполагаемого партнерства - власти?

Надежда НИЖЕГОРОДСКАЯ, завуч гимназии № 29, г. Уссурийск:

- Вот хитроумный приемчик, который помогает нам зарабатывать денежки. Наш мэр очень строго следит за чистотой города и еженедельно проводит «чистые четверги». И если есть какой-то непорядок на территории фирмы, то это огромный штраф.

Мы делаем так: мы приходим к бизнесмену и говорим: у нас есть люди, которые могут вам помочь, наши ребята качественно уберут вашу территорию - но понятно, что не бесплатно.

Это может сделать любой класс, который захочет туда пойти.

АЙ-ДУ-ДУ, АЙ-ДУ-ДУ, СИДИТ ВОРОН НА ДУБУ...
Власть - это тоже бизнес, только вид сбоку, - такая фраза прозвучала на конференции. Представители власти продают свои полномочия, зарабатывая дивиденды.

Так что же нужно власти от школы?

Этот вопрос был задан модератором (ведущим) конференции Николаем Ютановым проректору ПИППКРО Александру Петрунько, и задан по двум причинам. Во-первых, проректор имеет отдаленное отношение к власти (то есть институт переподготовки педкадров ближе к краевому департаменту образования, чем обычная школа), во-вторых, выступая, он сказал такую фразу:

- Школа - полностью бюджетная организация, зависит от федеральных и муниципальных денег, и ей приходится плясать под их дудки.

- Что за мелодию исполняют ведомства? - привязался к фразе модератор. - Какой танец вынуждена исполнять школа?

Очень не хотелось отвечать Александру Викторовичу на такой вопрос - хотя бы потому, что институт переподготовки педкадров ближе к краевому департаменту образования, чем обычная школа, и тоже бюджетная организация. Но модератор был настойчив:

- Что нужно власти от школы?

Врать или сдавать начальство в такой ситуации - это личный выбор каждого. Петрунько сдал начальство:

- Нужна политическая лояльность, - сказал он. - Во всех аспектах: и к образовательной политике государства, и прямо - к федеральной власти, региональной, местной... И во-вторых - количественные характеристики результатов образования.

- То есть власть, государство по традиции дает школе минимальный пакет ассигнований и не требует никакой ответной реакции, - уточнил модератор.

Но и при таких обстоятельствах можно развивать партнерские отношения между школой и властью. Уточним: местной властью. Еще уточним: в Москве.

Да, есть такой опыт в столице: школьники самостоятельно разрабатывают какой-то социально значимый проект, а потом защищают его перед экспертным советом, в который входят эксперты, в том числе и от городских управ. Если школьный проект позволяет решить какую-то существующую проблему эффективно, они получают из бюджета управы деньги на реализацию этого проекта.

Возможно ли такое в нашем городе, в нашем крае?

Этот вопрос, конечно, следовало задать непосредственно представителям местной власти, как и предыдущий, что же нужно власти от школы. Следовало... Но сделать это было невозможно: ни одного представителя власти в зале не было ни одного мгновения. От Законодательного собрания приходила депутат Ильина, от фонда «Евразия» конференцию посетил сам директор фонда и объяснил:

- Я здесь, чтобы лучше понять, что же вы хотите сделать.

Что же касается местной власти...

- Мы звонили в мэрию, - усмехается директор АТШ. - Нам сказали: да, это важно и интересно, и отправили на уровень ниже. Там тоже сказали: да, интересно, и отправили еще ниже. Наконец определили, кто же придет на конференцию. И - всё. Человека этого нет, телефон всю неделю не отвечает...

Ну, в конце концов, власть в такой ситуации тоже делает выбор: соврать, сказать глупость или просто не явиться.

Александр ПЕТРУНЬКО, проректор ПИППКРО:

В Дальнегорске мы полтора года назад встречались с представителями малого и среднего муниципального бизнеса и говорили: как вам не стыдно, могли бы помочь нам, школе! А они говорят: мы так коротко живем! У нас бизнес часто носит криминальный характер, мы ходим под стволами. И мы еще должны делиться с вами? В вас - как в прорву, сколько ни давай. Мы не видим результата!

И вот один бизнесмен говорит: у меня дочка ходит в эту школу. Я хочу, чтобы она дошла до школы и вернулась. А это пустошь, 150 метров. Если вы организуете среду этой пустоши, чтобы подростки там не пиво пили, а спортом, например, занимались, тогда я готов спланировать эту территорию и потратить деньги!

КОРОТКОЖИВУЩИЙ ТЫ НАШ...
А вот бизнесмены в зале были.

Юрий Геращенко тоже когда-то работал в школе, получал зарплату и ждал, когда государство даст ему квартиру. Но в 1991 году тоже сделал свой выбор: «Почему я должен побираться? Неужели не могу заработать сам?» - и ушел в бизнес. Поэтому ему ведомы проблемы и школы, и бизнеса.

- У бизнеса и у власти цели самостоятельные, - говорит он. А у школы - нет. У бизнеса могут быть интересы к школе, но она должна себя позиционировать иначе. Но ко мне ни разу не обращались с чем-то, кроме как с просьбой: помогите! У меня не криминальный бизнес, и таких много. И таким тем более обидно: я плачу налоги, и немалые, и считаю что эти деньги государство должно правильно распределить, в том числе школе. У меня есть претензии: я отдал, а результат - ноль. И вы хотите, чтобы я еще раз отдал? Тогда уж будьте любезны - проект. На что, как, каков будет результат.

Более остро проблему обозначила Наталья Бондаренко, председатель попечительского совета школы, предпринимательница из Находки:

- Вы говорите, что бизнесмены не хотят давать деньги, не хотят помогать школе. Но вы сами породили таких бизнесменов, вы их воспитали! Вы должны так воспитывать, чтобы они не думали, что бы со школы взять, а чтобы давали. А школа не учит заботиться о людях, она сама забывает своих учеников. И она хочет только брать. А готова ли она давать? Готова ли она в ответ поделиться властью?

О, что за вопрос! Да у многих директоров школ начнутся судороги, если тот же попечительский совет захочет управлять деньгами школы, или материально-технической базой, или педагогическими кадрами.

Впрочем, есть и еще одна причина, по которой бизнес не торопится помогать школе.

- Как только бизнес берет на себя функцию власти, сразу возникает большой негатив со стороны власти: ты занимаешься не своим делом, - говорит Максим Жаврид, предприниматель. - Ходорковский - самый яркий пример, о котором все знают. А сколько таких на местном уровне, о которых не знают? Мне кажется, что именно общественно активная школа может найти большую поддержку бизнеса.

Действительно, многие, обращавшиеся за помощью к бизнесменам и получавшие эту помощь, сталкивались со странной, казалось бы, реакцией: «Только не говорите, что я дал деньги!» Что касается ОАШ, то она сама может проводить акции, «не засвечивая» бизнесменов.

Николай ЮТАНОВ, эксперт Центра стратегических разработок Северо-Запад:

- В Красноярске при 43-ей школе есть клуб ветеранов. Угадайте с трех раз, чем они в школе занимаются.

- Патриотическим воспитанием!

- Нет.

- Рассказывают о войне!

- Нет.

- Сдаемся!

- Они обучаются работе на компьютере. Школьники их обучают.

УЧИТЕЛЬ! ПЕРЕД ИМЕНЕМ ТВОИМ...
...Позволь смиренно преклонить колени!

На самом деле эти слова обращены к Белинскому, человеку, который ни одного мгновения не был учителем Некрасова - ни школьным, ни университетским. Он - Учитель, который обучал людей не чтению, письму и счету:

Ты нас гуманно мыслить научил,
Едва ль не первый вспомнил о народе,
Едва ль не первый ты заговорил
О равенстве, о братстве, о свободе...

Тем не менее всякий раз на День учителя где-нибудь да всплывет некрасовская фраза о коленях. Школьные учителя как будто пытаются внушить своим ученикам, что учителей следует почитать всех скопом, просто за должность.

Мало кто из них вспоминает слова Пушкина, обращенные действительно к учителю по должности:

Куницыну дань сердца и вина!
Он создал нас, он воспитал наш пламень,
Поставлен им краеугольный камень,
Им чистая лампада возжена.

Почему не вспоминают? Да потому, что далеко, далеко не всякий учитель может похвастаться, что им возжена чистая лампада.

Во всеми любимом фильме «Ирония судьбы» милая женщина Надя рассказывает случайно залетевшему к ней Жене Лукашину, что она учительница и пытается привить любовь к литературе «моим лодырям и лоботрясам». Это она об учениках своих так - тихо, без злобы и огорчения, как о непреложном факте.

Да не привьет она им никакой любви! Любовь учеников только как ответное чувство рождается. Она обучит их, что Лермонтов написал «Героя нашего времени», а Некрасов - «Учитель! Перед именем...»

Не думаю, что эта Надя - плохая учительница. Нет. Обычная. Как большинство. Предмету она может обучить, но пламень ей не воспитать.

«Главный ресурс школы - дети!» - говорил участникам конференции Александр Петрунько. Точнее - напоминал то, что учителя и так знают, по крайней мере теоретически. А среди секций, работавших на конференции, была одна детская: «Общественно значимая деятельность в школе - взгляд учащихся». По списку она была пятой, но на «сборке» (или на пленарном заседании, если говорить в традиционных терминах) хитрый модератор вызвал с отчетом о работе группы эту секцию первой: скажите, чего вы, школьники, хотите от школы, в том числе общественно активной! Школьники сказали и на доске написали.

- Отнеситесь к этому! - велел модератор остальным секциям.

То есть выскажитесь по поводу, учтите интересы и желания детей!

В более-менее полном объеме это удалось только секции «Молодежное движение в школе». Руководила ею Анна Дружинина - не учительница, а «молодежница», то есть бывшая чиновница, занимавшаяся делами молодежи, сейчас - консультант ресурсного Центра гражданских инициатив. Она-то прекрасно знает, что молодежь, в том числе школьная, вполне способна выступить с инициативной, организоваться и организовать других. Учителя в это верят с трудом.

«Дети - наш главный материал», - вот апофеоз учительского отношения к школьникам. Материал! То есть объект действия. А ведь общественно активная школа, ее главный принцип ориентированы на субъект. И учитель, и школьник должны быть субъектами, то есть авторами инициативы, целеполагателями, производителями действия!

Причем говорит о детях как о материале завуч школы, уже глубоко вовлеченной в движение ОАШ, победившей в конкурсе проектов (АТШ уже успела провести и это), развернувшей бурную деятельность в своем поселке под названием Тайга.

Долго, долго еще главным тормозом развития ОАШ будут сами учителя! Даже работающие по проекту, даже пассионарные - не со зла и не по недомыслию, а просто в силу закоренелой учительской привычки. Со временем, конечно, эта привычка станет слабее, а там, глядишь, и вовсе исчезнет. Но это, конечно, в будущем...

Марина БАРИНОВА, управляющий партнер Центра корпоративного предпринимательства:

- Я вижу нынешних детей в будущем свободными людьми, которые могут распоряжаться своей свободой, где бы они ни жили. Носителями счастливого сознания, где бы они ни жили. Людьми с хорошей памятью, которые помнят родителей, учителей, свою территорию.

Ради чего это нужно? Чтобы скооперироваться с ними и делать общее дело, где бы они ни жили.


ЧТО БУДЕТ, КОГДА ЭТОЙ ВЛАСТИ НЕ БУДЕТ?
Если школа производит «продукт отложенного спроса», то пора поговорить о будущем, когда продукт «войдет в спрос», когда дети окончат школу.

- Пройдет 10 лет - и детей что-то ждет впереди, - задал тему модератор Николай Ютанов. - К тому времени этой власти не будет. Какова будущность региона?

- Будущего у нашего региона нет, - заявил Максим Жаврид. - Самостоятельного будущего. О нем никто ничего не знает. Скорее всего, наше будущее будет определяться соседями: Японией, Китаем. В лучшем случае Хабаровским краем. Местная элита - бизнес, образование и власть - этот вопрос не задает. И нет демократических институтов, которые обсуждали бы это. Образование занимается не образованием, а обучением, простой трансляцией знаний по поводу химии, истории и т.д. Образ будущего ребенку в школе не прививают.

Но, в конце концов, зачем народ в зале собрался, если не ради будущего?

Наиболее точно это сформулировала Марина Баринова, в прошлом глава краевого комитета по делам молодежи, ныне управляющий партнер Центра корпоративного предпринимательства:

- Власти нужно быть избранной еще раз. Бизнесу - стабильность для наращивания оборота. Проблема - в отсутствии не только людей длинной воли, но и людей долгих желаний. Моя ставка - на появление новых людей, людей осознанного действия. Надо договариваться персонально, как бы ловушку строить для пассионариев из образовательных учреждений, которые приходили бы и вместе с нами это делали. А иначе... Ну, можно все школы обеспечить компьютерами за счет выборов.

РАДИ ЧЕГО?
Это самый главный вопрос, стратегический. Зачем искать контакты с властью и бизнесом? Зачем развивать общественно активные школы? Чтобы в школы увеличился приток денег? Чтобы педагоги больше получали? Чтобы в школах были компьютеры, бассейны и мраморные полы? Чтобы общественно активные школьники убирали мусор на газонах, брошенный общественно пассивными гражданами? Ради чего?

Между прочим, для многих в зале это было открытием. Для многих читателей, наверняка, тоже.

Ответ прост. Ради детей. Ради ИХ, а значит, и нашего будущего. Ради того, чтобы ОНИ быстрее и легче входили в социум. Ради того, чтобы самостоятельной личностью, способной делать самостоятельный выбор, человек становился не к 30-ти годам (школа, вуз по выбору родителей, работа «по распределению», чтобы набраться опыта - раньше-то не поспеть!), а гораздо раньше.

В традиционном обществе, напомнил собравшимся Николай Ютанов, ребенок начинал входить в социум лет в 7-8. В это время он уже «что-то пас», кого-то нянчил, а дворянин, будущий рыцарь, уже служил пажом. В индустриальном обществе потребовалось особое обучение и образование. Но чем позже человек будет в состоянии принимать самостоятельные решения, тем меньше шансов, что он вообще будет в состоянии это делать. И тогда - сбывается пессимистический прогноз: «Будущего у нашего региона нет!»

За что платят владельцы сотовых телефонов? За связь, за работу в эфире. Но не за ракетно-космические комплексы России и США, деньги на которые были потрачены раньше. Мобильники - это результат развития в прошлом этих технологий.

Результат прошлых вложений в образование - это наше общество.

А что мы вложим в будущее общество? Общественную активность или политическую лояльность?

Марина ЗАВАДСКАЯ

Фото автора

P.S. К сведению власти: общественно активная школа ставит себе целью выпускать людей, готовых к взрослой жизни, но не ставит себе целью обеспечить стопроцентную явку своих выпускников на избирательные участки.


Другие статьи номера в рубрике Экономика:

Высказать свое мнение о статье:
Ваше имя:

Ваш комментарий: (не более 1500 знаков)    
Любой пиар и антипиар с форума будет удаляться. Просим писать по существу и не переходить на личности.
-- Редакция "АВ".
Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100