Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 34 (597) от 18 августа 2004  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
Почтовый индекс по России: 15543Online подписка на Арсеньевские вести
ВСЕЛЕННАЯ

Жива ли этика?

Надежда АЛИСИМЧИК

Нашлись те, кто отнесли авторство письма Мэри Пуначи, секретарю С. Рериха. А руководство МЦР истолковало письмо Девики Рани в свою пользу.

Окончание, начало в № 33 «АВ»

Надо отметить, что объяснять все в пользу своего космического величия присуще всем центрированным на Шапошникову. Ведут они себя по отношению к нам, «темным», так, словно не только все наследие Рерихов принадлежит им лично, но они сами и картины все написали и книги. И потому их интерпретация - истина. У МЦР постоянные тяжбы, но совсем не потому, что кто-то хочет отобрать у них всенародное достояние - наследие Рерихов, напротив, МЦР приватизирует все ближнее и дальнее, связанное с именем Рерихов.

ДЕЛЕЖ НАСЛЕДСТВА ИЛИ ГРАБЕЖ НАСЛЕДИЯ?
В начале этого года с новой силой разгорелся спор между МЦР и Министерством культуры вокруг 288 полотен Святослава и Николая Рерихов. Эти картины были переданы в 1974 году из Индии в Россию Святославом Рерихом в качестве передвижной выставки, затем они «осели» в музее Востока. Вот на них и претендует МЦР, заявив на своем брифинге, что «во времена перестройки, когда Святослав Николаевич привез из Индии и передал созданной им общественной организации 4,5 тонны бесценного груза, в документ дарения он внес и те 288 картин, которые были ранее отданы на временное хранение Министерству культуры и находились в Музее Востока. Государство не хочет возвращать имущество законному владельцу».

«Московская немецкая газета», № 4, март 2004 г.

Но, как говорится, не на тех напали, нашему Министерству культуры тоже палец в рот не клади, и оно заявило на суде, что, начиная с 1984 года, до и после смерти Святослава Рериха (1993 год), картины находились на хранении в Государственном музее Востока, следовательно и теперь наследие Рерихов - национальное достояние и потому не может быть передано общественной организации МЦР. Суд чиновники культуры выиграли у МЦР, но проигравшие обвинили музей Востока в частичной продаже им картин из этой коллекции в «лучшие дома». Попросили Счетную палату пересчитать картины, числом все сошлось. В ответ МЦР выразил сомнение в подлинности всех 288 экспонатов. Словом, разборка у двухсторонних наследников в разгаре.

Ушлость наших культурных чиновников и неограниченные возможности последнего десятилетия ловить рыбку в мутной воде общеизвестны, поэтому, учитывая то, что ни одно из полотен Николая Рериха не ценится на заграничных аукционах ниже 100 тысяч долларов, поддерживаю необходимость проверки подлинности и сохранности всех 288 картин отца и сына Рерихов в музее Востока.

Народ обманывать нельзя никому, поскольку все свое наследие Рерихи завещали всему русскому народу, тоскуя и беззаветно любя его, вынужденно оказавшись на чужбине. Потому и все преданное в МЦР должно регулярно проходить ту же проверку со стороны Счетной Палаты РФ. Не исключено, что при перевесе «4.5 т бесценного груза» тоже все сойдется, а при поштучной проверке по описи, находящейся в Индии (см. письмо Девики Рани)? Кстати, у кого теперь эта опись?

НЕУДАЧНЫЙ КУЛЬТПОХОД НА СИБИРЬ
Когда архивы и картины семьи Рерихов были перевезены в Россию, выделенное под них в Москве здание нуждалось в большом ремонте. Восстанавливать его помогали многие, в том числе Сибирское Рериховское общество (СибРО). По этому поводу Людмила Шапошникова писала им (№ 905 от 12.10.1993):

«Дорогие друзья! Международный Центр Рерихов сердечно благодарит Вас за участие в судьбе Усадьбы Лопухиных, которая с Вашей помощью и при участии тысяч преданных сторонников Культуры обретает новую жизнь как Центр-Музей имени Н.К.Рериха. Ваша финансовая поддержка позволяет начать самые неотложные работы по реставрации здания».

СибРО находится в Новосибирске. Там же - одна из самых больших российских коллекций картин Николая Рериха, которую еще в 1960 году старший сын Рерихов, Юрий, передал в дар этому городу, заложив тем самым духовный магнит для культуры всей Сибири.

В 1992 году Людмила Шапошникова побывала в Новосибирске и предложила создать там филиал Московского Музея имени Н.К.Рериха с участием СибРО и Сибирского отделения Академии наук(СО РАН). Сотрудниками СибРО была организована встреча с Председателем СО РАН, академиком В.А.Коптюгом и другими учеными.На этой встрече состоялись переговоры о подготовке трёхстороннего договора между МЦР, СО РАН и СибРО. За Шапошниковой была подготовка проекта трехстороннего договора и Положения о филиале Музея.

«Академик В.А.Коптюг, который в 1986 г. встречался с С.Н.Рерихом во время визита делегации Верховного Совета СССР в Индию, вёл личную переписку со Святославом Николаевичем и сообщал ему о продвижении вопроса о создании филиала Музея в Новосибирске, который С.Н.Рерих активно поддерживал. В письме от 05.11.1992 г. В.А.Коптюг писал Святославу Николаевичу: «Для размещения филиала Московского Музея им. Н.К.Рериха, создаваемого на базе СибРО, нами предоставляются в Академгородке г. Новосибирска необходимые площади. Одновременно мы будем прорабатывать совместно с МЦР и СибРО и затем с Вами формирование более широкого комплекса, связанного с расширением работы над Наследием Рерихов. Мы с нетерпением ожидаем Ваш приезд в Россию. Очень желательно посещение Вами г. Новосибирска».

В декабре 1992 года В.А.Коптюг вновь пишет С.Н.Рериху, направив копию письма также и в адрес Л.В.Шапошниковой: «В настоящее время мы готовы предоставить для временного размещения филиала Московского Музея им. Н.К.Рериха, создаваемого на базе СибРО, площадь около 50 кв. м. (...) Надеемся обсудить это вместе с Вами во время Вашего предстоящего визита в Новосибирск».

7 декабря 1992 года Л.В.Шапошникова направила В.А.Коптюгу ответное письмо, содержание которого показало полное нарушение основ сотрудничества с её стороны. Это письмо, вызвавшее большое недоумение у В.А.Коптюга, было срочно передано из Президиума СО РАН в Правление СибРО. К общему удивлению, Л.В.Шапошникова писала: «Правление МЦР просит Вас ускорить оформление отношений между МЦР и СО РАН». Таким образом, была нарушена утверждённая совместная договорённость по этому вопросу.» - Спецвыпуск журнала «На Восходе», 24.11.2002

Шапошникова в единомышленниках не нуждалась, но не прочь была их использовать для обзаведения именитой и ученой свитой? Академик В.А.Коптюг был в шоке от «этического» вероломства Шапошниковой и ситуации, в которую она поставила его, СибРО и весь Новосибирск. Дело в том, что на основании вышеуказанной трёхсторонней договорённости мэр г. Новосибирска И.И.Индинок издал соответствующее Постановление (№ 1044 от 15.12.1992), в котором сказано:

«Учитывая предложения МЦР (г. Москва), Сибирского Рериховского Общества, Сибирского отделения РАН, Комитета по культуре и искусству мэрии г. Новосибирска, поддержку С.Н.Рериха (Индия, Бангалор), постановляю:

1. Создать Музей им. Н.К.Рериха в г. Новосибирске на базе Сибирского Рериховского Общества».

Спецвыпуск журнала «На Восходе», 24.11.2002

Академик В.А.Коптюг СибРО «не кинул», а, напротив, в своих письмах на уровне глав администраций г. Новосибирска и области активно поддерживал создание уже не Московского филиала, а Сибирского культурно-просветительного центра-Музея имени Н.К.Рериха на базе СибРО, минуя МЦР. Мэрия г. Новосибирска издала новое Постановление № 905 от 30.08.1993:

«Комитету по культуре и искусству мэрии совместно с Новосибирской картинной галереей разместить Сибирский культурно-просветительный центр-Музей им. Н.К.Рериха в помещении Новосибирской картинной галереи до завершения строительства отдельного здания Музея им. Н.К.Рериха».

Спецвыпуск журнала «На Восходе», 24.11.2002.

Отношения между МЦР и СибРО с тех пор стали ухудшаться, но все же сотрудничество еще довольно долго продолжалось. Открытая конфронтация наступила не столь давно.

ЗАКРЫТИЕ АМЕРИКИ
Следующая культурная разборка , совсем еще «свежая», имела уже международный масштаб. Московское издательство «Сфера», выпускало совместно с Нью-Йоркским музеем Николая Рериха книги, минуя МЦР. Рериховцы хорошо знают историю этого музея и то, что почти полвека его возглавляла русская эмигрантка Зинаида Фосдик, познакомившаяся с Рерихами в 1920 году и принимавшая участие в их экспедиции. Самая преданная из всех преданных Учению Живая Этика, бриллиант в короне нравственности. При личной встрече во время поездки Валентина Сидорова в Америку она предлагала ему перевезти наследие музея Рерихов в Россию. Для этого уже все было собрано и упаковано, но сделать это поэту в те времена было нереально.

В 1983г. Фосдик не стало, и ее место занял американец Дэниэл Энтин. Вот с ним и сотрудничало издательство «Сфера», выпустив ряд книг на русском языке по материалам архива этого музея. Одна из книг и послужила поводом для «наезда» с стороны МЦР на «Сферу». Как и в случае с выставкой Лунева во Владивостоке, оставим суть спора для суда. Взглянем лишь глазами американцев- рериховцев на метод достижения цели руководством МЦР:

«Мы, члены Совета Попечителей Музея Н.К.Рериха, полностью поддерживаем нашего Исполнительного Директора Дэниэла Энтина в его заявлениях и действиях, относящихся к ситуации, сложившейся вокруг издательства «Сфера». Мы утверждаем, что атака против него, исходящая из Международного Центра Рерихов в Москве, не имеет под собой никаких оснований. Нам совершенно ясно, что все обвинения, относящиеся к авторским правам, являются не более чем предлогом для нападок на г-на Энтина и «Сферу», только потому, что они сохраняют независимость и отказываются подчиниться необоснованным претензиям Центра и его директора на абсолютный авторитет. Эти претензии являются не чем иным, как самозванством.

Обвинения против г-на Энтина являются клеветой, и мы выражаем категорический протест против этих грубых, разрушительных, лживых обвинений. В нашей стране лица, допускающие такие заявления, подлежали бы судебному наказанию...

Вопрос претензий на авторские права решается судебной процедурой, а не полицейскими акциями. Мы поражены тем, что Московской полиции могло прийти в голову вмешаться в спор об авторских правах, применяя тоталитарные действия; тем, что они могли явочным порядком закрыть успешно работающее издательство, основываясь на голословной, ничем не подтверждённой жалобе. Совершенно очевидно, что за этими действиями стояли какие-то совершенно другие мотивы и средства.

Международному Центру Рерихов и местным властям следовало бы отказаться от этих жестоких методов и прибегнуть к существующим, принятым законодательством, юридическим нормам.

За Совет Попечителей Эдгар Лансбюри, Президент Совета Д-р Дэвид Фогель, Аида Тульская, Тамара Качанова, Ларайн Липпе, Ингрид Толлиус, Ллойд Ник (г. Нью-Йорк)».

2 марта 2002г.

«NICHOLAS ROERICH MUSEUM

27 апреля 2002 г.
Г-ну Ю.М. Воронцову, Президенту Международного Центра Рерихов

Уважаемый г-н Воронцов,
... Ваше утверждение о том, что действия «Сферы» незаконны - абсурдно и звучит как насмешка над демократическими законами, в соответствии с которыми сторона, к которой предъявляются претензии, считается невиновной, пока вина не доказана.

Относительно Вашего второго утверждения. Сторона, обвиняющая кого-то в нарушении авторских прав, прежде всего должна доказать, что именно ей самой эти права принадлежат. Если же это владение авторскими правами не доказано, нет и нарушения их...

...Е.И.Рерих время от времени меняла свои инструкции. И те части её писем, в которых говорится о их публикации в будущем, звучат как выражение печали и сожаления о том, что в силу сложившихся тогда обстоятельств публикация должна быть отложена до более позднего времени. В этой связи в Вашем письме упоминается «завещание автора». Завещания, в котором говорилось бы, что и когда должно быть опубликовано, ею оставлено не было.

...Никто ещё пока не показал ни единого документа, в котором С.Н.Рерих передавал кому бы то ни было исключительные права на публикацию этого «Наследия»

Любые правовые действия, предпринятые в отсутствие такого документа, являются неправильными, а возможно и жульническими.

...Сам Международный Центр Рерихов, в своём стремлении захватить полный и монопольный контроль на имя Рерихов и на всё, что связано с Рерихами, начал и продолжает разжигать атаку клеветнических, полных ненависти писем, адресованных Дэниэлу Энтину. И если кто-то и должен пересмотреть принципы и стандарты своей этики - это Международный Центр Рерихов.

В случае «Сферы», вместо нормального курса действий, то есть регистрации жалобы на нарушение авторских прав, МЦР организовал полицейский налёт на «Сферу» с конфискацией оборудования и документации и опечатыванием помещения издательства. Это - нарушение законов Российской Федерации и находится в прямом противоречии с духом и принципами Н.К. и Е.И. Рерихов, чьи работы, по их собственным словам, должны были быть положены «на перекрёстке» для всех. В этой связи я хочу сказать, что мы давно и хорошо знакомы с инструкцией Святослава Николаевича Рериха, данной им Д.Энтину и другим попечителям нашего Музея, о том, что пришло время, когда всё должно быть открыто, не должно быть больше никаких секретов, и всё должно быть доступно каждому... Искренне Ваш,

Эдгар Лансбюри, Президент Музея Н.Рериха в Нью-Йорке».

ПАТЕНТ НА ТРОИЦУ
Но вскоре в России многие рериховцы забыли о закрытии издательства «Сфера». Это избалованным демократией американцам в дикость «полицейский налёт на «Сферу» с конфискацией оборудования и документации и опечатыванием помещения издательства». У нас с конкурентами таким способом каждый день кто-нибудь справляется. Переполох по всей России в рериховских кругах случился в конце 2002-начале 2003 года, когда они узнали, что «Знамя Мира» стало «товарным брэндом» МЦР. Учрежденное Николаем Рерихом Знамя Мира - эквивалент Красного Креста в области Культуры, оно предназначено для охраны культурных ценностей во время военных конфликтов. Вот на это Знамя Мира и еше на собственный знак МЦР получил в Роспатенте патенты ( №№ 226539 и 226540, от 01.11.02). По этому поводу МЦР разослал сообщение: «Международный Центр Рерихов как правообладатель этих знаков, защищенных охранными свидетельствами Роспатента, приобрел исключительное право пользоваться и распоряжаться этими знаками. В соответствии с установленным порядком использование указанных знаков другими организациями и лицами возможно только с разрешения их правообладателя - Международного Центра Рерихов».

Что такое Знамя Мира?- « ...Этот Международный Флаг культуры для охраны Искусства и науки никого не умаляет и не нарушает ничьих мирных интересов... предложенный Флаг есть символ всего Мира, не одной страны, но всего цивилизованного мира.

Предложенное Знамя имеет на белом фоне в круге три соединенные амарантовые Сферы, как символ Вечности Единения...»

Николай Рерих, «Знамя Мира», Нью-Йорк, 1930г.

Имеется не менее сотни писем и заметок автора Знамени Мира - Николая Константиновича Рериха об этом Флаге всего мира.

Универсальный вселенский знак триединства на Знамени Мира известен практически всем древним культурам в том или ином виде и трактовке, но, как сообщает сам Николай Рерих, именно «Святая Живоначальная Троица» Андрея Рублева вдохновила его и легла в основу знака Знамени Мира. Каждый, кому близка эта жемчужина русской иконописи, хотя бы раз ощущал ее все растворяющую тишину. А кто-то ощутил и связь ее кипящей аметистом Чаши с собственной Чашей. Как перекрестные радуги, имена Рублева и Рериха призваны осенять Знамя Мира. Вот его и запатентовало МЦР, взяв в личное пользование под предлогом спасения от «грязных рук».

Возникает вопрос, почему никому из апостолов не пришло в голову запатентовать крест? Потому что тогда Роспатента не было или потому что у апостолов не было «4.5 т бесценного груза»? Ну а РЦП в таком случае куда смотрит? Запатентуй крест и живи как «у Христа за пазухой» - торгуй товарным знаком, чтобы никто бесплатно крест не целовал, даже депутаты Госдумы!

Кощунственно? А приватизация» по «этическим соображениям» «Знамени Мира» в придачу к «4.5 т бесценного груза»?

Кстати, а слабо МЦР запатентовать знак Христа? Ведь именно его использовал Николай Константинович Рерих на своих картинах, как подпись с 1910г.? Почему бы не потягаться еще и с папой Римским?

Впрочем, не проще ли назвать все своими именами, т.е. переименовать МЦР в МЦШ?

Данная версия не претендует на истину, а является моей личной точкой зрения. Я лишь старалась быть предельно искренней на том уровне моего невежества, который определило Приморское отделение МЦР, назвав «оголтелыми», « дикими тунгусами» и «шариковыми», всех «темных». То есть тех, для кого имена Рерихов и Шапошниковой не синонимы? Надеюсь, искренность выведет на тропу истины, невзирая на дикость и оголтелость.

ПРОКЛЯСТЬ И ОТПЕТЬ?
23 октября 2004 года исполняется 100 лет со дня Рождения Святослава Рериха.

Есть сведения, что скончавшийся в Индии 30 января 1993 года Святослав Рерих просил отпеть его после смерти во Владимирском соборе в Санкт-Петербурге и похоронить в этом городе, где он и родился в 1904 году.

Как сказано в письме Девики Рани (АВ № 33): «Только она (Шапошникова -прим. автора) и господин Кадакин из Посольства России несут отвественность за тот факт, что доктор Святослав Рерих похоронен в Индии, а не в России, как мы намеревались».

Где истина, судить не берусь, но Святослава Рериха похоронили в усадьба Татагуни под Бангалором. Вскоре рядом появилась могила Девики.

Господин Кадакин стал послом России в Индии и членом правления МЦР.

В 2001 г. в №1 «Утро.ру», вып. 41, появилось сообщение: «Неправительственный Международный центр Рерихов просит у индийских властей разрешения перезахоронить прах Святослава Рериха в Санкт-Петербурге». Как сообщил вице-президент МЦР Вячеслав Оргачев, активисты центра хотели бы, чтобы «последняя воля художника - быть похороненным на родине» была исполнена, по крайней мере, к 2004 г., когда будет отмечаться 100-летие со дня его рождения.

Святослав Рерих, сын Николая Рериха, скончался в 1993 г. в Индии и был похоронен, в соответствии с пожеланием его вдовы, индийской актрисы Девики Рани, в городе Бангалор. Вместе с тем, по словам Вячеслава Оргачева, «есть масса свидетельств» того, что Святослав Рерих завещал похоронить его в Санкт-Петербурге. Одним из таких свидетелей был лично знавший художника Александр Кадакин, ныне посол РФ в Дели. Он также является членом правления Центра Рерихов и «именно в этом качестве, от лица российской общественности, содействует диалогу с индийской стороной по этому вопросу», отметил Оргачев».

Но шокирует в желании МЦР перезахоронить Святослава Рериха не давние разногласия между Девикой и Шапошниковой с Кадакиным. Это было давно. Дело на сегодняшний день в другом. Как Кадакин и Шапошникова могут не знать, насколько неуместно перезахоронение в настоящий момент? Ведь выполнить завещание Святослава Рериха и отпеть его невозможно не только во Владимирском соборе, но даже в самой захудалой православной церквушке в России. Дело в том, что РПЦ отлучила всю семью Рерихов скопом на Архиерейском соборе в декабре 1994 года по иезуитской формулировке «сами себя отлучили». Случилось это уже после смерти и Святослава Рериха и Девики Рани. Естественно, что оба они этого не знали и, слава Богу, не узнают. Но МЦР-то что, до сих пор не знает этого? С какой же целью вводить в заблуждение общественность?

Да и нужно ли Юбилейный день рождения превращать в похороны?

К тому же, Девика и Святослав прожили вместе почти 50 лет. Нужно ли их разлучать?

Впрочем, 30 июля 2004 Указом Президента РФ Александр Кадакин освобожден от обязанностей посла в Индии, его место занял Вячеслав Трубников. Мотивировкой для смены Кадакина и нескольких других аналогичных послов послужил негативный имидж России, сформированный в тех странах, в которых эти отставные послы представляли нашу страну. Нет ли в этом факте той самой руки Иерархии, ссылкой на руководство которой прикрывает все свои действия МЦР?


Другие статьи номера в рубрике Вселенная:

Обсудить статью. (Обсуждений: 5)
Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100