Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 42 (501) от 17 октября 2002  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
Почтовый индекс по России: 15543Online подписка на Арсеньевские вести
ПОЛИТИКА

Язык - твой друг или враг?

Валерий КУЦЫЙ

Чудеса, да и только: главный редактор черносотенной газеты Александр Проханов взял интервью у Бориса Березовского, а лидер КПРФ Геннадий Зюганов благосклонно отозвался об олигархе. Что лежит в основе данной сенсации?

Может быть, двумя антисемитами в России стало меньше? Мысля логически, приходишь к выводу, что вряд ли. Тут все значительно проще: убеждения убеждениями, но будь ты хоть каким ярым патриотом и борцом за социальную справедливость, все равно хочется поиметь хоть частицу от неправедно нажитых миллиардов. Собственно, ситуация настолько ясна, что и спорить не о чем. Но иногда между событиями возникает связь, не поддающаяся никакой логике, и единственное объяснение которой - влияние потусторонних сил. Речь идет о приметах.

Никто не убедит меня, что приметы - сплошная чепуха, выдумки суеверных старушек. Результаты моих многолетних наблюдений говорят об обратном. Поделюсь некоторыми из них. В период, когда одна-единственная существовавшая партия была умом, честью и совестью нашей эпохи, отмечалось странное явление: если видный партийный и государственный деятель не мог справиться со словом «Азербайджан» и вместо «волеизъявление» говорил «волеизлияние», он со временем непременно становился Генеральным секретарем ЦК КПСС. А вот пример из нашей сегодняшней жизни. Если где-то интенсивно растут особняки, построенные якобы на чиновничью зарплату, то реальным владельцем одного из них, записанного на подставное лицо, обязательно будет человек, как две капли воды похожий на прокурора. Или такая примета, неоднократно проверенная: если вам дали горячую воду, то скоро ее отключат. А вот еще наблюдение: достаточно владивостокскому градоначальнику Юрию Копылову во вторничном эфире трижды произнести «люди добрые», как не позднее чем через неделю будут повышены тарифы на коммунальные услуги. Тем не менее, я с удовольствием слушаю Юрия Михайловича, ибо хотя его мысли почти неуловимы, но способ выражаться - блюдо для лингвистов-гурманов. Таким образом, я постепенно подвел тебя, уважаемый читатель, к рассуждениям о том, как мы говорим, т.е. о нашем языке.

Со школьных лет помню строки стихотворения в прозе Ивана Сергеевича Тургенева: «Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, - ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык!» В свою очередь Владимир Маяковский со всей ответственностью заявил, что если бы он был негром преклонных годов, то всенепременно выучил бы русский только за то, что им разговаривал Ленин. Давайте же посмотрим, во что мы превратили язык, на котором разговаривал и писал не только Владимир Ильич, изрядно помучивший своими сочинениями не одно поколение студентов. Ведь на этом языке в немалой степени держалась общность народов, населявших Российскую империю и Советский Союз; его считают первым или вторым родным каждый живущий на территории многонациональной Российской Федерации. На этом языке была создана величайшая в мире литература. А теперь о том, в каком небрежении этот язык находится сегодня.

Начну с элементарного. Однажды, когда будучи главой правительства, Сергей Кириенко выступал в Государственной думе, причем выступал весьма грамотно, он неожиданно произнес слово «средства» с ударением на последнем слоге. Я, было, подумал, что это оговорка, но нет, снова премьер произносит то же слово и снова с тем же ударением. Даже как-то неудобно требовать после этого, чтобы широкие массы выговаривали слово «средства» правильно и чтобы слово «квартал» они наоборот ударяли не по первому, а по последнему слогу. Мальчишкой в 44-м или в 45-м году я был свидетелем того, как на одной из центральных площадей Киева повесили пятерых предателей, сотрудничавших с немецкими оккупантами. Нынче я нередко слышу, что продавцы на рынке неправильно вешают товар. Именно «вешают», а не «взвешивают», как следовало бы говорить. Не у всех благополучно обстоят дела со словом «инцидент». В него вставляют лишнее «н», и оно звучит как «инциНдент». По сей день бытует классическая ошибка, подмеченная еще Чеховым. Вот запись в жалобной книге из его рассказа с одноименным названием: «Подъезжая к сией станции и глядя на природу в окно, у меня слетела шляпа». Вдумайтесь, ведь получается, что и к станции подъезжала, и природой любовалась как раз шляпа, а не ее владелец. Представить себе это довольно трудно, и потому говорить нужно так: «Когда я подъезжал к сией станции и любовался на природу в окно, у меня слетела шляпа».

Немалая доля вины за многочисленные языковые огрехи лежит на средствах массовой информации. Вера в безошибочность печатного и эфирного текста заставляет читателей, телезрителей, радиослушателей говорить «согласно законА», «согласно указА» вместо правильного «согласно законУ», «согласно указУ». Очень любят журналисты использовать словосочетание «власть придержащие». Обращайся коллеги почаще к Салтыкову-Щедрину и заглядывай в Толковый словарь Владимира Даля, они знали бы, что произносить и писать надо «власти предержащие». Продолжает гулять по печатным и электронным СМИ выражение «заглавная тема», «заглавная мысль». Кое-кто убежден, что слово «заглавный» означает самый главный, наиглавнейший. На самом же деле смысл его состоит в том, что в заглавии литературного произведения содержится фамилия или имя героя. Это и Евгений Онегин, и Тарас Бульба, и Анна Каренина, точно так же, как Муму и Каштанка. Ан нет. Довольно часто слышишь: «Заглавное дело его жизни».

Можно еще и еще приводить примеры неправильно произносимых или неверно употребляемых слов и оборотов речи. Предлагаю читателям самим заняться этим в индивидуальном порядке. Не могу, однако, пройти мимо привычки некоторых дикторов телевидения и радио делиться с нами такой информацией: «Магазин расположен на проспекте 100 лет Владивостоку». Это совершенно невыносимо, хотя и правильное название - проспект 100-летия Владивостока - тоже звучит весьма неуклюже.

Вообще с наименованием улиц и даже городов у нас далеко не все в порядке. Взять хотя бы тот же проспект. Неужели трудно было сообразить, что в обыденной речи его гордое название никогда не будет произноситься полностью? На вопрос, где он живет, любой нормальный человек ответит коротко: «На 100-летии». Неудачными, думаю, следует признать и названия вроде «улица Калинина», «улица Суханова» и т.п. Ведь вы обязательно скажете, что ваш дом или ваша фирма находятся не на улице Калинина, а на Калинина, на Суханова, на Фокина и т.д. Звучит не слишком уважительно по отношению к людям, чьи имена присвоены улицам. А ведь как несложно избежать этого! Достаточно назвать: Калининская, Сухановская, Фокинская.

Обратимся к городам. Прекрасно звучит - Владивосток, т.е. «владей востоком». Но есть тут и проблема. Мы говорим: москвич, петербуржец, киевлянин, одессит, омич, хабаровчанин, и т.д., и т.п. Даже слово «владикавказец» не вызывает затруднений. А как назвать в именительном падеже владивостокца? Владивостокец? Владивостокчец? Черт знает что. Владивостокчанин? Язык сломишь. С жительницей нашего краевого центра вообще беда. Кто она? Владивостокка, владивосточка? С городом Партизанском тоже не все благополучно, жительницы его все сплошь партизанки, хорошо, хоть поезда под откос не пускают. Но это еще что! Куда хуже было, когда город назывался Сучаном. Сказать о мужчине, что он сучанец, это еще туда-сюда. Но как повернется язык обозвать женщину сучанкой? Хорошо хоть, что то старое название придумано не нами, но плохо, что мы его столько лет терпели.

Было бы несправедливо утверждать, что только в Приморье встречаются такие казусы. Камчадалам в этом смысле тоже не повезло. Мужчин, живущих в областном центре, по всем канонам следует называть петропавловцами-на-Камчатке, а женщин - петропавловками-на-Камчатке. Все ясно и с представительницами прекрасного пола Южных Курил. Они - южные курилки. Нет уж, лучше быть владивосточкой.

Неоднозначной мне представляется проблема иностранных слов в русском языке. Заимствовано довольно много, и это объясняется отнюдь не языковой бедностью (как раз тут наши богатства в отличие от богатств материальных неисчислимы). Причины другие - и географическое положение, и вся история государства Российского. Монголо-татарское иго, приглашение и Петром I, и Екатериной II множества иностранцев, завоевательные и освободительные войны, особенно Отечественная война 1812 года, колоссальные миграционные процессы на огромной территории - можно еще и еще перечислять обстоятельства, способствовавшие проникновению иностранных слов в русский язык. Одни из них бесследно исчезали, другие прививались на русской почве и переставали восприниматься как нечто чужеродное. Кнут, ямщик, магазин, ресторан, авиация, партия, бюро, клиника, компьютер, космос... Не вижу необходимости продолжать. И вот что любопытно. У Пушкина в «Евгении Онегине» сказано:

«Но панталоны, фрак, жилет - Всех этих слов на русском нет».

Словам «фрак» и «жилет» так и не нашлось замены, они и по сию пору свободно чувствуют себя в русском языке. А слово «панталоны» почти исчезло из употребления - у него есть несколько синонимов, больше соответствующих строю русской речи. И не понадобилось никакое административное вмешательство, подобное тому, которое не раз использовалось во времена строительства светлого будущего. Вспоминается, как в период кампании, проводившейся под знаменами борьбы с космополитизмом, начали в приказном порядке изгонять иностранную терминологию. В репортажах с футбольных матчей исчезли такие слова, как голкипер, бек, хавбек, инсайд, форвард, аут, корнер, пенальти... Не уверен, что это решающим образом повлияло на качество игры наших команд. Доходило до идиотизма. Фокстрот был официально переименован в «быстрый танец», танго - в «медленный танец», слава Богу, хоть вальс оставили в покое.

Думается, что силовое вмешательство в родную речь столь же нелепо, как происходящее сейчас силовое вмешательство в экологию города Владивостока. Не рубите с дурной головы деревья - и легче будет дышаться; не накладывайте запрет на ненавистную «иностранщину» - и язык сам найдет способ избавиться от всего лишнего, оставив при этом самое необходимое. Кстати замечу, заимствованные слова и словосочетания есть в языках едва ли не всех народов мира. В доказательство можно привести множество примеров, но обращусь только к одному. По-украински крыша - дах, сахар - цукор. Оба эти слова немецкого происхождения, а есть и русского, и польского.

Не пугает меня и молодежный сленг, который так часто критикуют. В той или иной форме он существовал во все времена, но когда юноши и девушки взрослели, они незаметно для себя расставались с ним. А вот что смешно, так это довольно распространенная привычка употреблять совершенно не к месту какое-нибудь словцо. Кому не доводилось в последнее время слышать нечто вроде: «Я тебе типа муж или кто?» Или еще. Недавно мне довелось слушать выступление по радио одного из депутатов краевого Законодательного собрания, не помню уж его фамилии. Звучало оно примерно так: «Мы, как бы депутаты, должны проявлять как бы заботу о своих избирателях». В переводе на русский язык это означает: «Мы, вроде бы депутаты, должны делать вид, что проявляем заботу о своих избирателях». Не меньше, чем «типа» и «как бы», эксплуатируется слово «достаточно». Из выступления другого народного избранника, но уже федерального уровня, Владимира Гришукова, я узнал, что в крае достаточно много людей, страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями. Сам принадлежа к этой категории, я опасался, что нас недостаточно. Спасибо депутату, он меня успокоил. А некий спортивный комментатор порадовал болельщиков информацией о достаточно слабой игре команды. Надо полагать, такой игры она достигла посредством усиленных тренировок.

Язык может быть верным и преданным другом человеку, не жалеющему времени для овладения нормальной речью. Но он же с головой выдает дурака-политика, вещающего с высокой трибуны, и чиновника, пытающегося купленной ученой степенью прикрыть свою малограмотность. Немногого стоит даже самая умная мысль, если ты не в состоянии внятно и толково поделиться ею с другими людьми. Что же делать, чтобы избежать этого? На мой взгляд, выход только один: постоянно самообразовываться, еще и еще раз обращаться к Пушкину и Гоголю, Толстому и Достоевскому, А.Н. Островскому и Чехову, к гениальной русской классике, которая не только делает нас чище, гуманнее, благороднее, но и учит вразумительно говорить и писать. Иначе мы становимся как бы приматами типа человека, достаточно смешного и примитивного в глазах окружающих. Такая вот, значит, понимаешь, будем говорить, примета.

Валерий КУЦЫЙ.

P.S. Кроме того, я считаю, что Бакшин должен быть изгнан из Государственной телерадиокомпании.


Заместитель министра образования России Леонид Гребнев считает необходимым «выработать программу неотложных мер по спасению русского языка». Об этом он заявил в Сочи на всероссийском совещании, посвященном проблемам реализации федеральной программы «Русский язык».

На форум собрались известные писатели, ученые-лингвисты, учителя русского языка из различных регионов.

«В последнее время в России серьезно обострилась проблема засорения русского языка иностранными терминами, криминальным жаргоном, упала культура речи в языке художественных произведений, публичных выступлений, журналистских работ, - подчеркнул заместитель министра. - Все это может привести к тому, что мы утратим русский язык, потеряем национальное достояние нашей страны».

Корр. РИА «Новости» Игорь Сизов


Другие статьи номера в рубрике Политика:

Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100