Главная страница Защита прав Интенсивная «терапия»

Интенсивная «терапия»

12.07.2017
Ольга Купчинская

фото

Еще одна история о том, как расправляются с неугодными сотрудниками в Спасском районном здравоохранении.

Сердечная недостаточность

Впервые с «интенсивной терапией» в Спасском районном здравоохранении читатели «АрсВест» познакомились 18 марта 2015 года, когда мы опубликовали письмо жительницы села Прохоры Любови Ростальной «Синдром Пиквика». Женщина рассказала о вопиющем случае:

«…Ранним утром моему мужу, Виктору Васильевичу Ростальному, стало плохо: мучила одышка, он не мог лежать, задыхался, на ногах, животе, лице появились отеки. Кожные покровы стали синюшными.

В 07:10 я вызвала «Скорую помощь». Фельдшер, казалось, в диагнозе не сомневалась: ожирение IV степени, синдром Пиквика. Правда, в сигнальном листе к карте вызова «Скорой помощи» она всё-таки поставила два вопроса.

Мужу укололи мочегонное – фуросемид. Сделали ЭКГ, а вот кровь из пальца взять не смогли. Не насторожила фельдшера и высокая частота сердечных сокращений – 116.

Зато мы услышали: «Жрете палками колбасу! Два дня назад такого же жирного толстого, 42 года, похоронили».

Мерзкие слова сыпались, как из прорвавшейся канализации...

В 10 часов пришлось повторно вызвать «Скорую помощь». Приехала другая бригада. Отвезли в кардиологию городской больницы, сразу в интенсивную палату.

Несмотря на усилия врачей, 23 ноября Виктора Васильевича не стало…

Надеюсь, что руководство ЦРП, в чьем ведении районная «Скорая помощь», будет не честь мундира отстаивать, а профессионально проанализирует ситуацию и сделает необходимые выводы».

Главный врач Владимир Анатольевич Сухих, помнится, даже не удостоил газету ответом.

Зато он очень «возбудился», когда газета рассказала другую историю. Требовал опровержения, извинения и даже устранения «морального вреда», причиненного «деловой репутации». В денежном эквиваленте…

Ответка на письмо Президенту

Накануне Нового, 2016-го, года наша газета рассказала о том, как «Письмо президенту лишило работы фельдшера из села Хвалынки».

Кристина просила главу государства помочь ей с жильем.

Через неделю личное обращение юной гражданки Басировой к своему Президенту лежало на столе у начальства Спасской районной поликлиники. А ведь Владимир Анатольевич Сухих – это не Владимир Владимирович Путин. Но чиновники, видимо, считают иначе…

В этот же вечер Кристине на рабочий локальный телефон позвонила заместитель главного врача Скрыль. Тамара Дмитриевна упрекнула ее: «Не подошла, не посоветовалась». Порекомендовала «подселиться к какой-нибудь бабушке».

Через 4 дня в Хвалынский ФАП приехала комиссия во главе с Тамарой Дмитриевной для поисков недочетов и нарушений в работе фельдшера (а у кого их нет, при такой-то перегрузке!). Большая часть разговора была о письме. Пытались «разъяснить» Басировой, что она не права, поняла свои ошибки и просит у Президента РФ прощения за потраченное время!

Президент, как мы знаем, не только время на письмо не тратил – он и не ведал о его существовании?!

Кристина отказалась.

На следующее утро ее ждал «сюрприз». На конференции публично зачитали личное письмо Кристины.

Девушка, с такой наивной верой в справедливость написавшая Президенту, не выдержала. «Разборки» окончились нервным срывом.

Позднее ей поставят в вину… отсутствие на работе! Хотя она до конференции работала в регистратуре, а после просто не успела добраться в Хвалынку. Да и по состоянию здоровья бы не смогла…

Последней каплей была беседа в кабинете главного врача ЦРП. К этому времени ему в руки попало и письмо мужа Кристины, Олега, написанное им не Владимиру Анатольевичу, а Владимиру Владимировичу – только уже не Путину, а губернатору Миклушевскому.

Тогда Кристина Басирова вынуждена была уволиться, четко и ясно указав в заявлении причину:

«Настаиваю на расторжении трудового договора с КГБУЗ Спасской ЦРП со 2 июля 2015 года…

Причина: в связи с локальным конфликтом начальства и мной лично, а также угроз в мой адрес с последнего совещания 29.06.2015 г. (объявление «войны», запугивание адвокатами и какими-то «ресурсами»).

На меня после письма Президенту Российской Федерации Владимиру Владимировичу Путину оказывалось давление со стороны начальства, на данный момент у меня моральное истощение и срыв на почве давления и угрозы, более работа не представляется возможной. Также не имею возможности на данный момент отработать две недели по причине плохого самочувствия».

Кристина лишилась любимой работы. Хвалынка – добросовестного, внимательного и отзывчивого фельдшера (именно так говорят о ней в селе) – заведующей ФАПом.

Кому стало лучше?

Радикальное средство

фото

9 июня 2017 года местная газета «Спасская земля» поведала своим читателям историю, о которой нельзя молчать, – о том, что детвора села Новосельского играет использованными шприцами(!).

Об этом вопиющем факте журналистам сообщили жительницы дома № 6 по ул. Конторской. Когда Костю Ф. соседка Татьяна Старикова спросила, откуда он их взял, малыш показал на свалку неподалеку от дома, вблизи местного фельдшерско-акушерского пункта.

К своему ужасу, женщина действительно увидела там свежее пепелище с несгоревшими шприцами. Так «утилизируют» медицинские отходы, по слухам, и на других фельдшерско-акушерских пунктах, хотя медицинские отходы класс Б, куда входят и шприцы, должны обеззараживаться, собираться в специальные мешки желтого цвета и затем централизованно вывозиться и утилизироваться. Ведь даже самому невежественному человеку известно, сколько сейчас появилось в мире смертельно опасных инфекционных заболеваний, передающихся через кровь, – от гепатитов А, В, С до вируса иммунодефицита (ВИЧ).

На ФАПе корреспондентов, выехавших на место происшествия, уверяли, что шприцы обеззараживаются. Неоспоримый факт: в развалинах бывшего жилого дома рядом с ФАПом на пепелище были обнаружены недогоревшие шприцы.

– Шприцы плохо горят, – объяснила санитарка Наталья Кондратьева (Олейник).

Эта неравнодушная молодая женщина, в чьих интересах, казалось бы, молчать, сама мать, беспокоится о чужих детях и бьет тревогу, обращаясь во все медицинские инстанции. Хотя, конечно же, в курсе, как болезненно реагирует на любой вынос сора из избы руководство районного здравоохранения.

– Я не боюсь давления, – говорит Наталья Алексеевна. – Если вижу безобразия, то открыто говорю о них, добиваясь, чтобы всё было так, как предписано санитарными нормами и правилами. Это – нормальная позиция любого честного работника. Отходы ФАПов должны собираться, обеззараживаться и утилизироваться централизованно, а не сжигаться на кострах.

Как только газета опубликовала эту информацию, иллюстрированную снимками, в 10-м часу вечера домой к Наталье приехала дознаватель Светлана Свириденко.

Как выяснилось позднее, 16 июня в 15:30 (конец рабочего дня, пятница) в межмуниципальный отдел полиции поступило заявление гражданина Александра Бояринцева о том, что, якобы, в Новосельском ФАПе исчезли деньги.

Александр Николаевич – завхоз Центральной районной поликлиники, в ведении которой находятся ФАПы. Именно его главврач Владимир Сухих за день до этого приказом № 133 назначил председателем комиссии по факту публикации в «Спасской земле». Видимо, более компетентные товарищи не захотели «светиться» в этой щекотливой истории.

Заявление написано заковыристо. Над его текстом, видимо, потрудились юристы, оставив возможность для маневра. Неясно, о какой сумме идет речь, о каких деньгах. Вытащили их из кармана? Обокрали ФАП? Однако, судя по тому, что дознаватель допытывалась о продаже медикаментов, речь идет о недостаче. В сельских ФАПах, как известно, есть аптечки, где можно приобрести препараты первой необходимости – копеечные аспирин, анальгин, цитрамон.

Кстати, о недостаче было известно давно. Еще в мае на ФАП наведывалась участковый терапевт М., и требовала: «Считайтесь, сколько не хватает, складывайтесь и отдавайте!».

Так что в ЦРП не могли не знать о недостаче, однако почему-то не написали заявление в полицию по горячим следам, решив, очевидно, что это «семейное дело». А пришла нужда – и каждое лыко оказалось в строку.

Пока правоохранительные органы выясняют детали, комиссия во главе с Бояринцевым прессует Наталью, очевидно, пытаясь переложить на нее ответственность за ненадлежащую утилизацию шприцов. Чего стоит требование А. Бояринцева предоставить в течение двух дней объяснения в письменном виде, в том числе ответив на вопросы: где, когда, в какой период, на основании чьего указания, кто именно из сотрудников амбулатории (так именуется ФАП – прим. авт.) осуществлял самовольное уничтожение медицинских отходов? Входит ли в трудовые обязанности санитарки сбор отходов, в том числе класса Б, и их утилизация?

Александр Николаевич задает и еще более каверзные вопросы: «Обращались ли Вы к главному врачу ЦРП с докладной о самовольном уничтожении работниками отходов класса Б, либо указывали на это иным способом? Если не обращались, то – почему?».

Почему, почему...

Догадаться не так уж трудно.

И разве публикация в СМИ – не тот самый иной способ?

Цель прозрачна: переложить ответственность на стрелочника, каким в этой ситуации является санитарка? Ведь, по совести, эти вопросы нужно было задать вовсе не Наталье Алексеевне, а, как минимум, считаю, участковому врачу М., раз уж Новосельский ФАП именуется врачебной амбулаторией, и речь идет об утилизации именно ее отходов…

Тем более, что простая санитарка не чувствует себя бессловесным «винтиком», а пытается бороться с нарушениями!

Ее подозревает руководство ЦРП и в том, что достоянием гласности стала другая некрасивая история.

О ней рассказал губернатору Владимиру Миклушевскому и прокурору Приморского края Сергею Бессчасному в официальных запросах депутат Государственной думы Алексей Корниенко:

«На личном приеме ко мне обратились жители села Новосельское Спасского района с информацией о том, что в здании закрытой четыре года назад сельской врачебной амбулатории в свободном доступе находится большое количество брошенных документов, в том числе медицинских документов граждан с их персональной информацией. Это противоречит требованиям Федерального закона от 21.11.2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» о защите персональных данных и соблюдении врачебной тайны».

Какая врачебная тайна? В Спасском районном здравоохранении больше пекутся о своих тайнах?

Кстати, вице-губернатор Павел Серебряков отреагировал оперативно и четко:

фото«Факты, указанные в обращении, подтвердились. В администрацию Приморского края направлены документы для вынесения дисциплинарного наказания главному врачу Спасской центральной районной поликлиники».

А вот краевая прокуратура оказалась куда лояльней. Сославшись на информацию от Спасской ЦРП, она ответила, что «вся медицинская документация и оборудование из деревянного здания амбулатории переданы в новое модульное помещение ФАПа сл. Новосельское», наивно поверив, что при осмотре бывшей участковой больницы в здании находился «бумажный мусор, медицинская документация отсутствовала». В целях обеспечения пожарной безопасности «был произведен вывоз бумажного мусора». И «фактов размещения медицинской документации, содержащей персональные данные граждан, не установлено».

Однако факты – упрямая вещь. А жители Новосельского сохранили фотографии этого самого «бумажного мусора», на которых четко зафиксированы истории болезней взрослых и детей.

Лично у меня нет сомнения, что главный врач ЦРП и на этот раз победит. Думаю, как минимум, уволит неугодную сотрудницу. Есть у него и крапленый туз в рукаве – заявление в полицию. Вдруг удастся превратить недостачу в аптечке ФАПа в кражу? Тогда можно уволить строптивицу еще и с позором.

Только, думаю, вряд ли это получится. В правоохранительных органах тоже не глупцы сидят. И наверняка уже поняли, что их руками пытаются свести счеты с неугодной сотрудницей. Когда дознаватель стала разбираться в деталях, потребовав документацию о реализации медикаментов, сумма недостачи быстро «съежилась» и вообще может оказаться под вопросом. Да и странно обвинять в недостаче санитарку – не материально ответственное лицо…

У этой истории пока нет конца. Мы следим за ней.

Ольга Купчинская, руководитель Спасского филиала общественного Движения по борьбе с коррупцией в органах власти «Хранители закона», Спасский район, фото автора.

Комментарии

Во-во! 22:52, 13.07.2017
Больше всего мне понравилась фраза про моральный ущерб... А вот мне пришел ответ, что в казне края нет средств для возмещения морального ущерба... А на что есть?!)...Так что можно причинять моральный вред,потому что "денежков - тю-тю?!")...
деньги есть у депутатов Госдумы! 23:00, 13.07.2017
а все деньги у депутатов в основном осели! Миллионы рублей в месях в карманы их оседеют, и, представьте, все законным путем. Вона, депутат Госдумы, единороска Татьяна Соломатина, она же член комитета по охране здоровья в 2016 году получила доход 56, 2 миллиона рублей! Так, что денег в казне ТЕТ, и при такиом раскладе получения доходов слугами народными НИКОГДА ДЛЯ ИЗБИРАТЕЛЕЙ ДОВЕРЧИВЫЗХ НЕ БУДЕТ! НЕ ДОЖДЕТЕСЬ. Тетенькам не до нас, им заботиться надо о личном кармане...
? 23:32, 17.07.2017
И есть бабло немереное у неподкупных судей. Вон сейчас в Кремле пообещали разобраться, как это судья в Краснодарском крае смогла организовать свадьбу дочери аж за 2 миллиона долларов!!!
Откуда деньги, Зин?
По ТВ показали охрененную гулянку.

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ГОЛОСОВАНИЕ

Как по-вашему, откуда столько денег у судьи Хахалевой на свадьбу дочери?

1. Разве это деньги – 2 млн долларов для правильного судьи?
2. Она всю жизнь копила и набрала кредитов.
3. Причем здесь деньги? Все поп-звезды пели им бесплатно!
4. Кубанская земля очень жирная, а судья разрешала земельные вопросы.
5. Благотворительные пожертвования от кубанских цапков.
6. А вам какое дело? Завидуете?!
7. На этот вопрос должны ответить правоохранительные органы.
 

Всего проголосовало
67 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года