Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 12 (940) от 22 марта 2011  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
Почтовый индекс по России: 15543Online подписка на Арсеньевские вести
ПОЛИТИКА

Индульгенция ИЗ Госдумы

Анастасия Попова

Я имею официальное право не соблюдать 282 закон!
После событий в Бурятии, когда двух журналисток приговорили к условному сроку за то, что они оскорбили социальную группу силовиков, обвинив тогда ещё милицию в ряде правонарушений, я написала письмо в Госдуму.

В этом письме уведомила, что не считаю для себя обязательным соблюдение закона «Об экстремизме» и пояснила, почему. Недавно получила единственное письмо от депутатов Госдумы. Фракция ЛДПР полностью поддержала мою критику закона. Жириновцы не упомянули в своём письме о том, что закон, даже такой дурацкий, соблюдать надо. На сегодня это единственный официальный ответ из Государственной Думы, который я воспринимаю как индульгенцию. Поэтому я, может быть, одна в России имеею официальное право не соблюдать 282 закон!

Вот выдержки из моего письма: «Считаю, что в законе «Об экстремизме» содержится ряд абстрактных, расплывчатых, не обозначающих ничего конкретного и обозначающих слишком многое понятий, а также этот закон либо дублирует другие законы, либо противоречит сам себе, либо попросту бесполезен и декларативен. На этом основании я требую отменить «Закон об экстремизме»».

Я критикую закон по пунк-там, например: ««Создание незаконных вооруженных формирований»; «осуществление террористической деятельности либо публичное оправдание терроризма». А что, до этого закона создавать вооружённые формирования было можно? Или понятие ОПГ — вообще из другой оперы? А что касается оправдания терроризма, по моему мнению, вы лишили общество права спросить у террориста: «За что?» - и получить ответ». Или: ««Осуществление массовых беспорядков, хулиганских действий и актов вандализма по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы». Какая разница, почему человек, скажем, опрокинул киоск? Этим он уже совершил преступление. А мотив — это всего лишь одно из доказательств его вины. Что касается любых унижений и оскорблений по национальной и религиозной почве, всё это было прописано и в старом законе о СМИ, и в Конституции...»

«Закон содержит понятие «социальная группа». Теоретически в «социальную группу» могут себя записать журналисты, милиционеры, педофилы, убийцы, губернаторы, представители общества любителей пива, представители любых политических партий. Кто угодно». ««Возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, а также социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию»... Думаю, следует конкретно указать, что входит в понятие «возбуждение розни», а именно: «призывы к физическому уничтожению, причинению тяжкого вреда здоровью»».

Также прошу уточнить понятие «публичность»: «...следует указать, что понимается под публичностью. Уточните, к примеру, так: «Публичное высказывание — это высказывание в официально зарегистрированных СМИ, либо на мероприятиях, превышающих аудиторию в 100 человек». Что касается Интернета, согласитесь, посадить на четыре года человека только за то, что он написал в своём ЖЖ: «Мэр, козёл, ворует, что б он сдох!», - довольно жёстко, особенно, если тот действительно украл из бюджета миллионы рублей. А ведь сейчас закон это позволяет. Давайте так, если публичное лицо позволяет себе нарушать этот закон, санкции к нему хоть сколько-нибудь адекватны. Если это делает обычный человек в спонтанно разгоревшейся дискуссии и от своего незнания этого узкопрофессионального для журналистов и политиков закона санкции к нему - уже репрессии».

Заканчиваю своё письмо так: «Уведомляю Вас, что пока не будут конкретизированы понятия «социальная группа», «разжигать рознь» и «публичность», я, как гражданин РФ, отказываюсь исполнять данный неопределенный закон, так как не могу понять, как я должна себя вести, что и как говорить и писать, чтобы одновременно соблюдать закон и выполнять профессиональный долг журналиста. Поэтому прошу внести однозначность и определенность в этот закон.

Кроме того, уведомляю Вас, что пока численность членов партии «Единая Россия» в Госдуме, ЗакСе ПК, Думе Владивостока будет превышать численность всех членов всех иных партий, я буду считать президента, мэра Владивостока и назначенного президентом губернатора Приморского края не легитимными представителями власти. Объясню почему: если в органах власти нет никакой политической силы, которая защищает общество от лоббирования интересов одной единственной группы лиц, я не могу быть уверена, что в органах власти не существует сговора и круговой поруки, которая делает бессмысленными выборы, жалобы, публикации в прессе... Круговая порука в органах власти нивелирует все законные попытки любого гражданина отстоять свои права и интересы.

На этом основании уведомляю вас, что ко всем законам, постановлениям и др. нормативным актам, выносимым вышеперечисленными представителями власти, буду относиться по принципу «если нравится — исполню, не нравится — исполнять не буду». Повторюсь, закон «Об экстремизме» в настоящей редакции считаю для себя необязательным к исполнению как не легитимный».

Вот что мне на это отвечает Госдума в лице фракции ЛДПР. «Фракция ЛДПР полностью согласна с вашей обеспокоенностью и возмущением... Обращаясь к проблеме закона «Об экстремизме», хочу сказать, что мы абсолютно с Вами согласны. Фракция ЛДПР принятие данного закона не поддержала. Кроме того, мы внесли законопроект, предлагающий вообще убрать 282 статью из УК РФ, ибо по ней могут привлекать всех неугодных граждан... Однако данная законодательная инициатива не нашла поддержки среди депутатов Государственной Думы. Мы можем выступать, предлагать, критиковать, но нас не слышат! К сожалению, в Государственной Думе сложилась такая система, когда голоса парламентского большинства партии «Единая Россия» полностью блокирует оппозиционную деятельность других фракций». Далее ЛДПР пишет о необходимости приходить на выборы. Соглашается с тем, что происходят массовые нарушения во время выборов, желает оптимизма и напоминают, что ЛДПР стоит на защите граждан. Ни слова о том, что этот закон, каким бы абсурдным он ни был, я исполнять должна. Письмо подписал руководитель фракции И.В. Лебедев. Стало быть, у меня есть право не исполнять закон «Об экстремизме»!

Анастасия Попова


Другие статьи номера в рубрике Политика:

Обсудить статью. (Обсуждений: 33)
Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100