Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 36 (599) от 1 сентября 2004  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
Почтовый индекс по России: 15543Online подписка на Арсеньевские вести
ПОЛИТИКА

Не говорите мне «прощай»

Валерий КУЦЫЙ

Если бы нужно было дать определение деятельности прежней администрации Владивостока, потерпевшей фиаско на недавних выборах мэра, я бы назвал ее пятилеткой наглого самодурства, безудержного бахвальства и беспардонного воровства.

Кажется, это стало ясно даже председателю государственной телерадиокомпании Валерию Бакшину.

Правда, по моему мнению, прозрел Валерий Викторович лишь после того, как ставка на Наздратенко оказалась битой, а надежды на кратковременность губернаторства Сергея Дарькина не оправдались. Вот тут-то (и этого следовало ожидать) между главным телевизором края и назратенковским ставленником Юрием Копыловым пробежала черная кошка.

Уж не знаю, хранит ли Валерий Викторович на почетном месте в своем служебном кабинете гетманскую булаву, зачем-то подаренную Юрием Михайловичем, но ни духовная, ни финансовая близость между ними с некоторых пор не просматривается. И надежды на восстановление некогда добрых отношений, прямо скажем, никакой. Дело, думаю, не только в оскорбительных высказываниях экс-мэра - бывшие руководители, утратившие влияние и отодвинутые от финансовых потоков, вообще мало кому нужны. Но не о том сейчас речь, мне хотелось бы обратить внимание читателей на предмет более существенный, нежели зависимость чьих-то симпатий и антипатий от расклада карт в политическом пасьянсе.

Я уже сказал, что одной из наиболее характерных черт прежней команды «серого дома» была непреодолимая тяга к воровству, сиречь к лихоимству и казнокрадству.

Нет, я не утверждаю, будто все полторы тысячи муниципальных служак, одетых Копыловым в пиджаки песочного цвета, брали «на лапу» и запускали руки в городскую казну. Наверняка среди них были честные люди, которые с отвращением относились к нравам криминального сообщества, царившим на всех уровнях администрации. Однако именно духом этих нравов за версту несло от дома по Океанскому проспекту, 20.

Казалось, много ли нужно человеку, чтобы чувствовать себя состоявшимся и устроенным в жизни? Приличная по российским меркам зарплата, комфортная по тем же меркам квартира, лад в семье, хорошие друзья и уважение окружающих. Ну, кому-то, может быть, еще нужна машина, садово-огородный участок да возможность повидать мир.

Я вот если о чем жалею, так не о машине и не о даче, которых у меня нет и никогда не было, а о том, что не довелось побывать ни в одной капстране, и особенно во Франции, где по парижским улицам разгуливала четверка отважных мушкетеров, где воображение может оживить героев Бальзака, Золя, Мопассана, Флобера...

Но подобная мелочевка никак не устраивала большинство чиновников владивостокской мэрии прошлого состава, а о Бальзаке многие из них были осведомлены куда меньше, чем о продукции фирмы «Уссурийский бальзам». Отдохновение на престижных зарубежных курортах, поездки за казенный счет куда-нибудь в Австрийские Альпы, шикарные джипы ценою в пятьдесят или семьдесят тысяч долларов, барские усадьбы в пригородной зоне Владивостока, о каких в советские времена мечтать не могли первые секретари крайкома и председатели крайисполкома - вот что, а отнюдь не служение народу, являлось для них смыслом пребывания на управленческих должностях.

Все это, плюс накопления в кубышках и на тайных банковских счетах, служило залогом безбедной жизни сегодня и в будущем не только их самих, но их детей, внуков и правнуков.

Задолго до выборов мэра многие владивостокцы уже не сомневались: игроки действующей команды крадут все, что можно украсть. Чего нельзя, они тоже крадут. Ни один метр улицы не мостили плиткой, ни один фонтан не сооружали, ни одну лицензию не выдавали, ни один земельный участок не сдавали в аренду без учета того, какую личную выгоду можно на этом поиметь.

Словно в воздухе растворялись деньги, взимаемые с нас за коммунальные услуги. Непонятно на что расходовались средства, предусмотренные бюджетом для ремонта школ или развития муниципального транспорта. Недвижимость, которая должна была являть собой серьезную статью дохода для городской казны, путем жульнических комбинаций сбывалась за бесценок «своим» людям.

Технологию таких сделок в передаче тележурналиста Сергея Литуса раскрыл следователь по особо важным делам прокуратуры края Александр Царакаев. Хочется напомнить его рассказ, который я однажды уже цитировал:

«Первое - это газета, то есть газета есть, мы изымаем газету, где написано объявление об аукционе. Однако эти газеты в распространение не шли. Дальше. На аукцион так называемый приходили люди, с которыми в принципе все уже было договорено, кто сколько раз поднимет, чтобы хотя бы формальность показать, что якобы были торги. Ну и третье - самое главное - заказы на оценку того или иного имущества, того или иного помещения делали не работники Комитета по управлению муниципальным имуществом, а сами непосредственные претенденты».

При такой постановке вопроса просто смешно ожидать, что жизнь горожан претерпит изменения к лучшему. Ведь на денежные знаки в полной мере распространяется закон сохранения материи, из которого следует: что-то не может появиться из ничего, если это что-то в одном месте появляется, то в другом оно непременно убывает. Иными словами, мошна серодомовских деляг в течение пяти лет пополнялась дензнаками, убывающими из карманов населения. Таковым было основное содержание деятельности прежней администрации.

Между прочим, существует и другой подходящий к нашему случаю физический закон - закон сохранения энергии. Он трактует: энергия не появляется и не исчезает, она только переходит из одного вида в другой. И когда интуитивно и несколько своеобразно восприняв бухаринский лозунг «Обогащайтесь!», мэрские чиновники недрогнувшей рукой перевели стрелки своей энергетики с заботы о подопечных гражданах на удовлетворение собственных постоянно растущих запросов, это не замедлило дать соответствующие результаты.

Муниципальная казна пуста, словно в ней не меньше недели орудовала шайка высокопрофессиональных медвежатников. Зато долги города, наделанные прежней исполнительной властью, чтобы хоть как-то заполнять финансовые бреши, составили астрономическую сумму, едва ли не равную годовому бюджету Владивостока. И это еще долго будет сказываться на уровне нашей жизни.

О катастрофическом состоянии жилищно-коммунального хозяйства, начиная с протекающих крыш, неработающих лифтов и кончая дырявым, словно дуршлаг, водопроводом, сказано много, но, наверное, не хватит даже таланта Шекспира, чтобы раскрыть всю трагичность ситуации.

А городской общественный транспорт? Это же надо - не приобрести за пять лет ни одного трамвая и ни одного троллейбуса. По всем показателям ТТУ в его нынешнем виде представляет собой бренные останки некогда мощного и благополучного предприятия; количество подвижного состава неумолимо сокращается, а состояние трамваев и троллейбусов таково, что, глядя на них, от жалости разрыдался бы и Бармалей.

Дороги чуть подальше от центра, да и внутриквартальные, ливневые стоки, подпорные стены, лестницы на склонах сопок - все это просто-таки взывает о милосердии.

Давно стали притчей во языцех владивостокские пляжи. Ни один из них даже при самом снисходительном сравнении не приближается по благоустройству к тем, которые я в свое время повидал на черноморском побережье Крыма и Кавказа, в Одессе и на Рижском взморье. Это что же у нас за морской город, если жители его, чтобы искупаться без опасения в море, должны выезжать Бог знает куда?

Ну да, для самого экс-мэра Копылова и его окружения такие выезды не составляли проблемы; к услугам Юрия Михайловича, кроме личных наземных и водных транспортных средств, имелись казенные автомобили и два прогулочных катера, один из которых «Парадиз» (в переводе на русский «Рай») был оборудован с таким комфортом, что бывший градоначальник удостоился чести покатать на нем самого главного демократического либерала страны Владимира Вольфовича Жириновского.

О диком, варварском уничтожении деревьев я писал многократно, но не могу не упомянуть об этом еще раз, потому как мое детство, за исключением трех лет войны, и юность прошли в Киеве, городе, славном своими парками, садами, скверами, тенистыми улицами, пригородными лесами. Славен потому, что несмотря на изобилие зелени, там всегда берегли ее, старались приумножить этот бесценный дар природы. И потому еще, полагаю, что за всю более чем полуторатысячелетнюю историю Киева там не нашлось обладавшего властью самодура, который учинил бы массовую вырубку деревьев.

Впрочем, только ли в самодурстве дело? Разве мало изничтожено выращенных и благоустроенных жителями сквериков, чтобы вместо них в нарушение всяких правил возвести что-нибудь торговое или очень элитное? Попробуйте уверить меня, что все эти земельные участки выделялись бескорыстно...

И уж совсем замечателен исход старой администрации из занимаемого помещения. По сообщениям прессы, перед вторым туром выборов гражданин Копылов, сознавая, что скоро придется освободить нагретое кресло, явился в свой служебный кабинет и в один день подписал несколько десятков постановлений об отводе земельных участков. Добрейшей души человек дорогой Юрий Михайлович!

Мало того, в «сером доме» началась какая-то фантасмагория. То новая администрация не может обнаружить числящихся на балансе «лэндкруизеров», то какой-то фирме типа «Рога и копыта» безвозмездно передаются десятки компьютеров, разнообразная оргтехника и офисная мебель.

Наконец, чуть ли не с собаками приходится искать малый рыболовный сейнер, который для неизвестной надобности получен мэрией у некоей фирмы взамен налогов и теперь таинственно исчез. Сегодня, когда диктуется этот материал, я еще не знаю, что из названных и неназванных здесь пропаж удалось обнаружить и что удастся вернуть законному владельцу - городу.

Те, кого обычно называют ворами, хоть не прикидываются порядочными людьми, не повествуют в средствах массовой информации о своих заслугах, обращаясь при этом к радиослушателям и телезрителям со словами «люди добрые!», не требуют по суду у журналистов и редакции денежной компенсации за нравственные страдания, которые те якобы причинили им, поправ имеющиеся у них честь и достоинство.

Коррумпированный чиновник не только обирает общество, но и выдает себя за радетеля общественных и государственных интересов, поборника законности и правопорядка. Поэтому, как мне представляется, некоторые служащие бывшей администрации приобрели почетное право переселиться в известный дом с зарешеченными окнами на Партизанском проспекте. Вот мы и посмотрим, как проявят себя в этом отношении компетентные органы, начнут ли они, в конце концов, на деле, а не на словах бороться с коррупцией.

А что временно безработный гражданин Копылов? Как говорится, поживем - увидим. Мне, во всяком случае, крайне любопытно, куда он направит свои стопы, где сумеет пристроиться, и самое основное - что покажет пристальное изучение его деяний в период управления городом. Где вы, любознательные и беспристрастные ревизоры? Ждем-с.

И вполне допускаю, что еще придется возобновить разговор о видном партийном и государственном деятеле, крупном ученом и флотоводце Копылове Ю.М. Словом, Юрий Михайлович, не говорите мне «прощай», вернее будет - «до свиданья».

Валерий КУЦЫЙ

P.S. Считаю своим долгом сообщить, что мнение автора по некоторым вопросам расходится с мнением редакции.


Другие статьи номера в рубрике Политика:

Обсудить статью. (Обсуждений: 1)
Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100