Главная страница Защита прав «Приморские партизаны»

«Приморские партизаны»

11.09.2013
Наталья ФОНИНА.

Показания Романа Савченко. Владимир Иллютиков удален из зала суда

О пытках – ни слова

На прошлой неделе за свои заявления в судебном процессе поплатился один из «приморских партизан» Владимир Иллютиков. Судья удалил его из зала судебных заседаний после того, как Владимир Иллютиков заговорил о пытках, которые к нему применяли в ходе предварительного следствия. Вероятно, наступил предел терпению, потому как ни прокуратура, ни УМВД жалоб о пытках не хотят слышать.

Судья Грищенко сказал, что в присутствии присяжных заседателей о методах следствия говорить не нужно.

– Подсудимые и ранее допускали подобные высказывания, – говорил судья, – Иллютиков был предупрежден о недопустимости доведения до присяжных подобной информации.

Владимира Иллютикова удалили из зала суда до окончания прения сторон. Сейчас судебный процесс идет без его участия. На каком основании обвиняемого лишили права на защиту себя самого в судебном процессе, до сих пор остается загадкой.

В следующем судебном заседании подсудимые просили об отводе старшины присяжных.

По мнению стороны защиты, у старшины присяжных имеется предубеждение в отношении подсудимых, и он не может быть объективным при вынесении вердикта. Но судья отказал в удовлетворении данного ходатайства, сказав, что у старшины присяжных нет прямой или косвенной заинтересованности в исходе дела.

Я занимался в «Патриоте»

В последнем судебном заседании показания давал Роман Савченко.

«С 1 сентября 2009 года я учился в морском рыбопромышленном колледже в городе Владивостоке, – сказал Роман Савченко, – Мы жили в одной комнате с Константином М. , поддерживали дружеские отношения. Константин учился со мной в одной группе. С 19 по 26 апреля 2010 года я выезжал в составе команды в город Калининград на спартакиаду.

Когда возвратился с соревнований, уехал в колледж, где в течение всего мая проходил практику. Никаких конфликтов с сотрудниками УМВД у меня никогда не случалось. Наоборот, многие сотрудники УМВД, в том числе, оперативники, знали меня как спортсмена и курсанта, который занимался в клубе «Патриот».

Вместе с ними я принимал участие во многих общественных мероприятия которые администрация муниципального образования проводила в поселке. Эти мероприятия были посвящены дням боевой и воинской славы России. Совместно с педагогами из центра «Патриот» я принимал участие при установке памятных плит и мемориальных досок погибшим при исполнении служебного долга воинам. Со мною работали профессиональные военнослужащие, которые в свое время были участниками боевых действий в Афганистане и Чеченской республике.

В центре «Патриот» я проводил все свое свободное время: занимался в спортивном зале и в учебных классах для боевой подготовки. У меня была конкретная цель – поступить в высшее военное училище. Я предпринимал попытки поступить в ТОВМИ, но не хватило одного проходного бала. С теми, кто находится со мною на скамье подсудимых, в секциях я не занимался. Они тоже посещали клуб «Патриот», но ходили на другие секции, в другое время, мы с ними не пересекались.

Когда я уже обучался во Владивостоке, то приезжал в Кировский и непременно шел на секцию, где на тот момент мы уже занимались с ребятами в одно время. Но я, переехав учиться во Владивосток, в Кировске бывал редко – только по праздникам и выходным.

Алексея Никитина я знал только как жителя поселка, между нами вообще не было никакого общения. Я знал в лицо брата Александра Ковтуна – Вадима, но я не был знаком с ним лично, не знал, где он проводит время, как живет, меня его жизнь не интересовала.

Примерно в январе 2010 года я познакомился с Сухорадой. Он пытался сблизиться со мной. Он рассказывал мне о сотрудниках милиции поселка Кировский. Летом 2010 года я приехал в Кировский, чтобы отдохнуть на каникулах. Мы с друзьями ходили на рыбалку, просто жили на природе.

Я оказывался не в том месте, не в то время…

Это безмятежное времяпровождение, общение с друзьями нельзя называть участием в банде. Я общался с ними, потому что в нашем поселке это были единственные люди, которые вели здоровый образ жизни. Они все адекватные люди, не пили, не курили, занимались спортом и не баловались наркотиками. Я знал, что у многих жителей поселка Кировский имеется оружие, потому что они занимаются охотой и рыбалкой. Наличие оружия воспринималось как само собою разумеющееся. В апреле 2010 года Сухорада сообщил мне, что он в 2009 году где-то приобрел пистолеты ПТ и ПМ. Я не придал этой информации какого-то значения. Сухорада часто увлекал меня для реализации каких-то своих планов.

Все события летом 2010 года складывались таким образом, что я оказывался не в то время и не в том месте. По поводу нападения на двух парней и девушку и похищения у них машины я не признаю вину. Вообще все было по-другому.

Мы катались на лодке по реке Уссури. Доплыли до города Лесозаводска, подплыли к берегу и решили дать отдохнуть мотору, чтобы он остыл. Сухорада и Кириллов пошли купить что-нибудь поесть. Когда они вернулись, мы перекусили и поплыли обратно – домой.

Кто-то из ребят увидел стоящий на берегу джип, который показался ему похожим на джип сотрудника милиции из поселка Кировский. Ребята приняли решение остановиться и подплыть к берегу. Сухорада, Сладких, Иллютиков пошли к джипу, а мы с Александром Ковтуном остались в лодке. Через пятнадцать минут А. Ковтун связался с кем-то по рации и переговаривался, отойдя от лодки. Спустя некоторое время он вернулся. Потом я услышал по рации, которая была у А. Ковтуна, голос Сладких. Сладких сказал, чтобы мы плыли домой, что мы и сделали.

Показания об обстреле машины УАЗ я тоже полностью не признаю. Я не принимал участия в обстреле УАЗа УВД. После того, как закончилась стрельба, ко мне подъехал Сухорада, и мы поехали… Александра Ковтуна в тот день с нами не было.

Я вляпался в историю помимо собственной воли

К краже орудия и поджогу опорного пункта милиции в селе Варффоломеевка я также считаю себя непричастным. Мы приехали к этому зданию ночью, здание оказалось опорным пунктом милиции. Иллютикова с нами в эту ночь не было. Я сидел примерно в двадцати метрах от здания. Спустя двадцать минут вышел Александр Ковтун, и мы пошли в машину. Со стороны я видел, как Сладких поджег пункт милиции, но оказался вовлеченным в события помимо моего желания, в поджоге участия не принимал.

Что касается убийства милиционера К., то все тоже случилось стихийно, я не имею никакого отношения к убийству. Мы – я, Кириллоов, Сладких Александр Ковтун и Иллютиков – находились на озере, купались, стирались, вечером собрались уезжать. Приехали в село Ракитное ближе к ночи. Первыми в отделение милиции вошли Сухорада, Александр Ковтун и Кириллов, спустя тридцать минут – Сладких и Иллютиков. Они были одеты в комуфляжные костюмы. Я остался в машине. Через десять минут Максим Кириллов и Александр Ковтун вернулись, передали мне рацию, а затем ушли обратно.

Я задремал в машине, и примерно через час Александр Ковтун сказал мне подъехать к отделу. Я подъехал, все сели в машину Нисан Сафари, Сладких в автомашину милиционера К, которая стояла около отдела милиции. Сладких загнал машину в кусты, а сам пересел к нам. Машину К. я не угонял. В это время я находился в багажном отделении Нисан Сафари, собирался спать. О том, что Сухорада и Сладких зарезали ножом сотрудника милиции, я узнал на следующий день.

Обвинение по эпизоду произошедшему в районе села Хвалынка я также не признаю. Сухорада и Сладких, представившись сотрудниками ОМОна, остановили машину, проезжавшую мимо, просили водителя довезти нас до Спасска-Дальнего. Водитель согласился, мы не применяли к нему силы.

Мы ехали по полевой дороге. Но наткнулись на сотрудников ГАИ. Сухорада сказал водителю остановить машину, затем Сухорада и Сладких вышли и стали стрелять. Владимир Иллютиков попросил открыть дверь багажника, он в это время находился в багажнике. Александр Ковтун открыл багажник.

Эпизод на Давыдова: алиби Романа Савченко

К преступлению на Давыдова я не имею отношения. 27 февраля 2010 года, примерно с 10 утра я со своим другом Константином находился у двух знакомых Косте девушек. Эти девушки просили Костю помочь им в выходные дни, сделать ремонт в квартире. Мы поехали к ним. У одной из девушек как раз было день рождения. Мы с ним купили бутылку шампанского, цветы, конфеты и приехали к девушкам. Мы познакомились с ними, потом – приступили к ремонту: клеили обои, перетаскивали мебель.

Когда все было сделано, сходили в магазин и купили еще бутылку коньяка. Примерно около часа ночи мы легли спать. А на следующий день в воскресенье около одиннадцати часов утра мы с Костей возвращались в общежитие, по дороге видели сотрудников УВД, которые останавливали машины и досматривали их. Мы приехали в общежитие.

Потом я решил посмотреть в интернете, что произошло и прочитал сообщении о том, что на Второй речке, в районе Давыдова, лица кавказской национальности напали на сотрудников УМВД, украли у них пистолет, устроили обстрел. В интернете были размещены фотороботы каких-то бородатых мужчин.

Нравы общежития

После того, как Роман Савченко дал показания, последовали вопросы от присяжных заседателей. Роман Савченко отказался отвечать на вопросы защиты, обвинения и председательствующего, сказав, что будет отвечать только на вопросы присяжных заседателей.

– Почему вы жили в общежитии нелегально? – спросил один из присяжных.

«Возникло одно обстоятельство. Дело в том, что в том заведении приняты были такие правила… На первом этаже живут первокурсники и старшекурсники.

Когда начинается учеба, первокурсников ставят на дневальное дежурство по этажу, старшим дают полномочия быть дежурными. Дневальные, то есть, первокурсники, выполняли все обязанности – мыли полы, стены, подоконники. В коридоре было отведено специальное место для курения. Но никто не бросал окурки в урну, они валялись повсюду. Никто не делала замечание курящим, наводить порядки заставляли младших.

Я отказался дежурить, объяснив, что этот хлам не разводил. У меня состоялся разговор с воспитателем. Он сказал, чтобы я отчислялся из общежития, поэтому я вынужден был находиться на нелегальном положении».

Прокурор заявил ходатайство об оглашении показаний, которые Роман Савченко по этим же эпизодам давал на предварительном следствии. Адвокат Савченко Александр Аркадьевич Смольский возражал против такого поворота событий.

– Я считаю коль прокуратура сослалась на ст. 276, то она весьма расширенно трактует статью 276. В этой статье говорится, что прокурор может огласить показания, данные на предварительном следствии, если подсудимый отказался от дачи показаний. Но Савченко дал показания по всем эпизодам, причем, в письменном виде. Другое дело, что он отказался отвечать на вопросы. Но показания, данные им на предварительном следствии, уже были оглашены. Проверку показаний на месте с участием Романа Савченко уже показывали. Ничего нового в протоколах, которые назвал сейчас государственный обвинитель, нет. В прениях представитель обвинения даст оценку доказанности или недоказанности, но сейчас, я полагаю, законных оснований для оглашения показаний не имеется.

Судья удовлетворил ходатайство прокурора частично. Разрешив ему огласить протоколы, которые подсудимым оспариваться на предмет их допустимости не будут.

Комментарии

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ГОЛОСОВАНИЕ

Эрдоган извинился перед Путиным за сбитый самолет. За что и перед кем прежде всего должен извиниться Путин?

1. За Крымнаш.
2. За Надежду Савченко.
3. За футбольных фанатов на чемпионате Европы.
4. За Сердюкова с Васильевой.
5. За пенсионную реформу.
6. За коррупцию сверху до низу.
7. Путин во всем прав, не за что и не перед кем ему извиняться.
 

Всего проголосовало
12 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года