Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 33 (961) от 14 августа 2011  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
Почтовый индекс по России: 15543Online подписка на Арсеньевские вести
ЗАЩИТА ПРАВ

Сколько съесть икры, чтобы заболеть раком?

Анастасия Попова

Профессор Московского государственного университета технологии и управления, академик РАЕН, специалист в области безопасности пищевой продукции Валерий Воробьёв считает, что есть практически ничего нельзя. Чем опаснаы лососёвая икра, копчёная рыба, а также другие продукты питания и лекарства, он рассказал корр. «АВ».

– Вы заявляете, что практически нет нормальной икры. Почему?

– Проблема в том, что технологии производства икры нередко разрабатывают неспециалисты. Люди, разрабатывающие консерванты, по образованию Бог знает кто: инженеры какой-нибудь молочной продукции, инженеры- технологи по жирам и маслам, химики из текстильной отрасли и др. Нередко к рыбной отрасли они не имеют отношения. Все консерванты наносят вред организму человека, а самое главное, не дают возможности сохранить качество икры. Нужно делать икру по старинной технологии, где лучший консервант — это натрий хлор, то есть поваренная соль. Так делали 200, 300, 400 лет назад.

– Зачем тогда консерванты?

– Единицы знают технологию. На Дальнем Востоке – от силы 3-4 человека. На Западе таких нет. Кроме того, на консервантах зарабатывают деньги. На рынке тьма пищевых добавок. Есть такие парабены «Варекс». Изобретатель этой добавки предложила ноу-хау, не расшифровывая, какие консерванты и антиоксиданты в него входят. Добавка продаётся сотнями килограммов. Когда на Дальнем Востоке, начиная с 2005 года, производители попробовали икру, они поняли — она вообще не годится. Во-первых, икра горчит неимоверно, во-вторых, икринка распадается через три-четыре месяца. Многие отказались от «Варекса», предварительно испортив сотни тонн икры. Когда я говорил с производителями лососёвой икры, они сказали, что не хотят этот факт афишировать — боятся потерять покупателей. В 2009 году была попытка заменить «Варекс» уротропином. В 2010 году заменили и бензоатом натрия. Поменяли шило на мыло. Рыбаки попробовали консервировать икру с бензоатом натрия и перепортили икры ещё больше, чем с «Варексом». Такая икра портится через две недели.

– Эти добавки опасны для организма человека?

– Да. Два года назад мы сделали анализы. Сравнили чистую икру и икру со всеми добавками. Делали анализы на инфузории. Мы проверяли икру на предмет биологической ценности, токсичности и мутагенности. Биологическая ценность икры без консервантов близка к ста процентам. С консервантами снижается биологическая ценность на 17% и больше. Уротропин снижает её более чем вполовину, биологическая ценность икры с «Варекс-2» практически равна нулю. То есть, идёт снижение почти на 100%. Такая икра летально токсична. Инфузория, которую видно только в микроскоп, умирает. А что такое для ребёнка или больного человека 2-3 бутерброда? Известны случаи, когда человек съедает 2-3 бутерброда, и у него острое отравление. Можно предположить, что «Варекс-2» вызывает онкологические заболевания.

– И сколько нужно съесть такой икры, чтобы заболеть раком?

– По-разному, я думаю, если икру с «Варексом» вы будете употреблять каждый день, месяца-полтора будет достаточно, чтобы заработать онкозаболевание. «Варекс» накапливается, он влияет на репродуктивную систему человека, особенно у мужчин. Парабены работают так же, как женские половые гормоны эстрогены. Это стало известно английским учёным в 2003 году. Известен случай, когда женщина употребляла икру с «Варексом» и через полгода умерла от рака почек. Она работала с распространителем этой добавки, ей давали икры от души.

Россия занимает 182-е место по уровню смертности среди 207 стран мира и 1-е место в мире по абсолютной величине убыли населения.
Статистика ЮНЕСКО.

– Как определить, куда что насыпали?

– Икра с бензоатом натрия имеет кислый вкус, с уротропином — вяжущий вкус, а с «Варексом» горчит.

– И почему все эти вещества не запретят?

– Я думаю, бизнес. Ничего личного. Варвара Громова в 2009 году написала письмо, чтобы убрать уротропин и использовать «Варекс». Но взяли бензоат натрия и «Варекс». Хорошо, что убрали уротропин. Он в организме превращается в формальдегид, клеточный яд. Но поменяли шило на мыло. Нужно убирать консерванты и переходить на натрий хлор.

В «Дальрыбвтузе» придумали вообще странную технологию — использовать молочную сыворотку, коптильную жидкость, хитозан для того, чтобы солить икру. Патент получили.

Мы провели эксперименты. Молочная сыворотка искажает вкус икры, а коптильная жидкость нужна, чтобы погасить кислый вкус. Честно говоря, это за гранью здравого смысла. Автор данного нововведения – Игорь Ким, брат ректора «Дальрыбвтуза».

В икру класть молочную сыворотку... Это так же, если бы вы, засаливая огурцы, стали бы добавлять молочную сыворотку. 200-300 лет назад коровы были? Были. Неужели, люди не нашли бы этот способ? С моей точки зрения, икру делать проще, чем рыбу солить. Я обычную засоленную икру хранил в при температуре 20 градусов 9 месяцев.

– А коптильная жидкость как-то влияет на организм?

– В СанПине нет ограничений и норм потреблений. Но в ней содержится масса фенолов и других токсичных веществ. Когда я занимался копчением, изучал, как влияет она на организм. Роспотребнадзор подходит к этой проблеме формально — нет приборов, дорого делать анализы, поэтому влияние коптильной жидкости на организм практически не исследуется. Точно так же с трансгенами. А я считаю, что коптильную жидкость нужно запрещать.

– А почему её применяют, ведь вроде раньше копчение проходило без этой жидкости?

– При производстве не нужны опилки, не нужна коптильная камера, а в результате травим народ, и нормального продукта мало. Вы берёте копчёную рыбу, у вас окрашиваются пальцы. Такая рыба колом стоит в желудке — её покрасили, в тузлук добавили коптильную жидкость. Бывает, иной раз, кисточками красят.

– Можно ли сказать, что икра с консервантами больше приносит вреда организму, чем пользы?

– Конечно. Она наносит вред. Плюс, она в пластмассовых банках. Но нельзя в пластмассовых банках хранить продукты питания. Вещества из пластмассы попадают в продукт. В Шататах детское питание запретили хранить в пластмассе. Мы это знаем, но контроля нет. У нас, по словам академика Баранова, главного педиатра России, не рождается ни одного здорового ребёнка. Все рождаются с отклонениями. Я считаю, что проблема в небезопасной продукции.

– И что же из морепродуктов есть можно?

– Морскую и океаническую рыбу, особенно, которая добывается на Камчатке, Чукотке, в Охотском море. Рыба из Атлантического океана, например, содержит диоксинов в 8-10 раз больше, чем дальневосточная. Сейчас говорится о выращивании пресноводной рыбы. Но её кормят комбикормами, которые закупаются за рубежом. Такие корма процентов на 80 содержат трансгенную кукурузу, сою, гормоны роста, антибиотики... Многие современные болезни вызваны небезопасным питанием.

– И что делать, как лечиться?

– Только не лекарствами. 90% лекарств наносят вред. Я считаю, нужно переходить к народной медицине, а первое средство — качественное питание.

– Но лечить рак хорошими продуктами — нереально...

– Лечить рак нужно комплексно. Ни у нас, ни за рубежом нет теории, от чего у человека появляется рак. За рубежом специалисты решили, что рак вызывает простейшая трихомонада (такой микроорганизм). Спрашивается, что вы лечите, если не знаете, от чего заболевание? В старину некоторые заболевания, в том числе ишемическую болезнь сердца, лечили икрой. Икра без консервантов способна избавить от проблем со зрением.

– А можно ли вывести токсины сорбентами?

– Наука и медицина разрабатывают сорбенты, они продаются в аптеке, частично выводят. Но они не в состоянии всё вывести. Для чего я должен есть всякую гадость, а потом выводить?

– Например, я люблю небезопасные продукты...

– Надо не забывать, почему вы их любите. В чипсы, сушёный кальмар, в сухарики, в фаст-фуды добавляют глутамат натрия. Он не является усилителями вкуса и аромата, а просто раздражает вкусовые рецепторы. И человек начинает есть и есть. Это специально сделано. Но рядовой покупатель эти вещи знать не может, есть Роспотребнадзор, который должен запрещать добавки, вредные для здоровья.

Но последние 15 лет наука сошла с ума — все зарабатывают деньги, появились премиксы — в которых по пять-десять наименований всего подряд, и что это, как влияет на организм, не расшифровывают. Глутамат натрия, например, добавляют в хлебобулочные и в кондитерские изделия, в пиво, мороженное, поп-корн, который делается из трансгенной сои.

– А чем опасны трансгены?

– Они изменяют геном человека. Например, недавно была эпопея с овощами в Европе, там умерло около 50 человек. Там нашли одну бактерию. А в 1999 году с этой бактерией работали в плане изменения генов, какой-то ген или ряд генов заменили, и бактерия приобрела свойство вызывать аллергию у человека.

Даже стоял вопрос, поместить гены камбалы в помидор и так далее, а как это влияет, никто не изучал. Но почему-то колорадский жук, у которого головной мозг совсем небольшой, не ест трансгенный картофель. Или даёшь стейк из трансгенной рыбы собаке или кошке, они шарахаются. Как только дашь дальневосточную нерку — хруст за ушами стоит. О чём это говорит? Я сам пробовал трансгенную рыбу — вкус неприятный. Норвежцы выращивают такую рыбу, кормят трансгенными комбикормами, рыба быстро растёт, а мясо не то.

– И что могут вызвать трансгенные продукты?

– Злокачественные опухоли, могут повлиять на репродуктивную систему...

– А хвост может вырасти?

– Трудно сказать. Бывали случаи, когда у человека волосы росли по всему телу, нарушается механизм терморегуляции: летом, в 30-градусную жару человек мёрзнет или, наоборот, человек в мороз постоянно потеет. Эти случаи единичные, их стараются не афишировать.

Мадам Голикова многих вещей, полагаю, не знает. Её ещё называют любительницей «Арбидола». Этот препарат, по их заявлениям, якобы повышает иммунитет. Но на кого они рассчитывают? Как может быть вещество рассчитано против двух вирусов, к тому же, грипп постоянно мутирует.

– Чего не покупать совсем и что покупать можно?

– Нужно покупать морские чистые продукты, только не рыбные консервы. Стерилизация консервов проходит при 115-120 градусах. Мадам Абрамова, замдиректора ВНИРО, умудрилась в детские рыбные консервы положить трансгенную кукурузу, горох и даже свиное сало. Её спрашивают: «Зачем вы добавляете свиное сало?» «Для того, чтобы обогатить жирными кислотами».

Сало — благородный продукт, но не для ребёнка. Ребёнку можно давать только живой продукт. Если брать мясо — то выращенное в деревне...

– Но ведь и бабушки могут чем угодно кормить своих курочек...

– Нет, не чем угодно. Они кормят либо чистой пшеницей, либо семечками. У нас корма для животных не делают.

* * *

У меня мама химик, довольно авторитетный в Находке, я рассказала ей об интервью с Валерием Васильевичем. Мама сказала, что отчасти он нагнетает обстановку. Но явно не согласилась только с тем, что пластик и пластмасса вредны для хранения холодных продуктов. Они в местных лабораториях никогда не находили вещества, которыми пластик «обогащает» пищу. Пластик инертен.

В Приморье выращенные на местах овощи есть можно, ибо трансгенными технологиями местные производители не балуются. В овощах иногда обнаруживали нитраты, но это касается в основном овощей из теплиц. И то, их удавалось обнаружить не так часто.

Российский рис и прочее также трансгенными не бывают. В икру абсолютно лишне добавлять консерванты, соль вполне справляется с её сохранением. С сосисками, сливкам и вообще, со всем, что содержит трансгенную сою, надо быть осторожнее, стараться избегать.

Так что, в принципе, не от всех продуктов можно неминуемо умереть или отрастить жабры... Но продукты непонятного происхождения лучше не есть.

P.S. Возможно, академик Воробьёв и преувеличивает, мы приглашаем всех специалистов пишевой отрасли поделиться своим мнением по поводу безопасности пищи.

Анастасия Попова


Другие статьи номера в рубрике Защита прав:

Обсудить статью. (Обсуждений: 4)
Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100