Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 33 (909) от 17 августа 2010  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
Почтовый индекс по России: 15543Online подписка на Арсеньевские вести
ЗАЩИТА ПРАВ

Пыточные камеры приморья

Л.А. Ивлева

ОТКРЫТОЕ ОБРАЩЕНИЕ К ПРОКУРОРУ ПРИМОРСКОГО КРАЯ В РАМКАХ АКЦИИ «НАСИЛИЮ И ПЫТКАМ – НЕТ!»
Пыточные камеры Приморья - 2
Пыточные камеры Приморья - 3
Пыточные камеры Приморья - 4

Общественное движение по противодействию коррупции «Хранители закона» на основании части 2 статьи 1 ФЗ № 168-ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» убедительно просит прокурора Приморского края Юрия Павловича Хохлова лично разъяснить, что происходило 5 августа 2010 года в селе Сергеевка Партизанского района и происходит в настоящее время во Владивостоке, дать оценку действий представителей силовых структур и представителей прокуратуры, принять меры прокурорского реагирования.

Настаиваем на возбуждении уголовного дела по факту совершения преступлений против свободы личности и преступлений против жизни и здоровья, ответственность за которые предусмотрена частью 2 статьи 117 УК РФ «Истязание».

Уважаемый Юрий Павлович!

ПРОСИМ предпринять всё возможное для проведения оперативного и тщательного расследования, обнародовать имена всех «героев» случившегося силового беспредела, предпринять меры для обнаружения и ликвидации камер пыток, взять дело под свой личный контроль.

Произошло следующее:

5 августа 2010 года в первой половине дня в ряд дворов и домов села Сергеевка Партизанского района ворвались группы лиц. Были проведены обыски. ОДПК стало известно, что как минимум три жителя села Сергеевка были доставлены в г. Владивосток в пыточную камеру, расположенную по ул.Карбышева, ОРЧ-4, где подвергались физическому и психическому насилию.

Представители семей потерпевших обратились с письменными заявлениями в филиал ОДПК «Хранители закона» Партизанского района: «Мы просим защитить нас, наших мужей и наши семьи от произвола краевой прокуратуры. Наших близких заставляют признаться в том, что они не совершали».

Двое из задержанных до сих пор находятся в СИЗО г. Владивостока.

Мы считаем своим долгом поставить Вас в известность о происходящем.

1. Обращение Галины Михайловны Сидоровой

Наша семья пострадала от действий одной из групп. В её состав входили два человека в масках и униформе с надписью ОМОН и несколько лиц, одетых в гражданскую одежду.

На просьбу представить удостоверения был получен жёсткий отказ – были отобраны паспорта у меня и Попова Ивана Александровича, временно проживающего у нас, у дочерей и у меня забрали сотовые телефоны и отключили. Устно явившиеся заявили, что являются работниками Приморской краевой прокуратуры, добавили, что мы можем хоть куда жаловаться, выше их не прыгнем.

Мне зачитали постановление прокуратуры Ленинского района г. Владивостока. Я лично написала на постановлении, что ознакомлена с ним.

Мой сын, Буритов Федор Михайлович, узнав, что у нас проводится обыск, а в доме имеется оружейный сейф с ружьями, зарегистрированными на его имя, был вынужден в рабочее время приехать к нам. Работники прокуратуры собирались сейф демонтировать и увезти с собой. Приезд сына Федора домой видели понятые, присутствовавшие при обыске, и, вполне возможно, что и другие лица. Мой супруг при обыске не присутствовал.

В ходе обыска ничего не было обнаружено.

Моего супруга – Михаила Васильевича Буритова, инвалида II группы (туберкулёз) забрали из дома Анатолия Белорусова, проживающего по ул. Матросова, где он отдыхал после утомительной для него поездки в суд, и привезли во двор нашего дома.

У супруга забрали паспорт, удостоверение инвалида и справку о нетрудоспособности. Муж попросил у меня лекарство. Я вынесла его вместе c визиткой адвоката. Супруга увезли в опорный пункт.

Сын поехал на наш земельный участок, расположенный в долине реки Орлинки (Тахобы), так как думал, что туда повезут отца. На поле Ковалёва Анатолия Александровича сына остановили лица в количестве около сорока человек, одетые в форму ОМОН и гражданскую одежду, потребовали сдать служебное удостоверение и телефон. Позвонили в краевое Управление Госпожнадзора и сообщили, что их сотрудник задержан с коноплёй, с левым оружием в рабочее время. Отключив телефон, сказали: «Мы тебе устроим сладкую жизнь – никуда не устроишься на работу».

Один из участников «карательной операции» сказал, что он следователь, представился Романом и дал номер своего телефона.

В сопровождении двух сотрудников на нашем тракторе сын вернулся домой.

Вечером подъехал «УАЗ», в котором находился мой муж в наручниках. Он сказал, что его подозревают в убийстве четырёх ребят, пропавших в сентябре 2004 года.

Супруга увезли во Владивосток на ул. Карбышева. Ордер на арест не был представлен.

После пребывания на улице Карбышева, 4, в г. Владивостоке, у моего супруга появились кровоподтёки в области грудной клетки.

Отпустили благодаря адвокату 6 августа в 19 часов вечера. Супруг получил разъяснение, как добраться до автовокзала. Сын нашёл отца на автовокзале Владивостока только в 23 часа. Домой приехали после 2 часов ночи 7 августа.

Всю ночь супруг стонал и вскрикивал. Включив свет, я увидела, что на груди у него красные пятна, а на косточках ног синяки. Утром, увидев, что он хромает, напрямую спросила, не били ли его.

Он рассказал, что на верхних этажах здания по улице Карбышева, ОРЧ-4, в г. Владивостоке находятся пыточные камеры, на столах в открытую лежат орудия пыток. Что более суток его, ни разу не покормив, но один раз напоив водой, продержали стоя, раздвинув ноги, руки в наручниках за спиной.

Избивали так, что он кричал, так как боль была нестерпимая. В основном били, надев боксёрские перчатки. Выбивали признание в совершении убийства и выращивании конопли.

Михаила запугивали тем, что приведут сына и будут избивать в его присутствии, что наших двух дочерей, находящихся в Испании, депортируют, сына и дочь, студентов, исключат из учебных заведений, а на младшего сына – ученика школы – создадут уголовное дело.

В довершение моему супругу показали избитого Ивана Феликсовича Любченко, сказали, что Кунгуров оправляется калом с кровью.

Следы побоев после возвращения моего супруга видели и два жителя села Сергеевка.

9 августа супруг начал кашлять с кровью. 10 августа 2010 года он поступил в тубдиспансер г. Находки.

Вечером 11 августа, изучая копии решения и постановления суда Ленинского района, я сделала свой вывод о смысле операции, проведённой прокуратурой 5 и 6 августа этого года. Смысл в том, чтобы улучшить статистику раскрытия особо тяжких преступлений – «состряпать» громкое раскрытие преступлений, совершённых «нарисованной» ОПГ (организованной преступной группировкой).

Вот список «членов» ОПГ:

Иван Феликсович Любченко,
Сергей Александрович Кунгуров,
Яков Анатольевич Матюшенко,
Александр А. Якубич.

Я знаю, что мой дед сгинул в застенках НКВД. Не хочу повторения.

Мой супруг выстоял и не сломался. Я его уважаю за это. Он намерен идти до конца.

2. Обращение Виктории Анатольевны Любченко

Придя домой после 13 часов, я обнаружила дома группу лиц, которые не пускали меня в дом. Всё было перевёрнуто, на крыльце выдернута доска. Сказали, что в дальнейшем я получу письменное уведомление, которым буду поставлена в известность о том, что произошло. Супруга увели в наручниках. Всё это происходило в присутствии свидетеля. Понятым зачитали протокол обыска.

Позже мы узнали, что аналогичные действия были произведены в доме Кунгуровых. Сергея Александровича Кунгурова нашли в лесу, где он работал на заготовке леса, и увезли во Владивосток.

7 августа 2010 г. я заключила договор с адвокатом, которая, позвонив следователю, узнала, что Иван Феликсович Любченко обвиняется в убийстве, и его увезли в следственный изолятор. где он и находится по настоящий момент.

3. Из истории убийства в районе села Сергеевка (по словам Г.М.Сидоровой)

В сентябре 2004 года в месте бывшего слияния реки Орлинки (Тахобы) с рекой Партизанской (Сучан) пропали четверо парней: Чужин, Аникин, Кубарев Виктор, Ерохин.

Мы знали только Виктора Кубарева.

Этот случай был для нас таким же несчастьем, как и для большинства жителей Сергеевки.

Через несколько дней после этого исчезли Николай Голицын и Березин. Вполне возможно, что они стали свидетелями, так как в день исчезновения Голицын ставил сети на речке неподалёку от места преступления и мог что-то видеть.

Сразу после этих событий старший участковый Владимир Федорович Руськин оказался в больнице с инфарктом, а оперуполномоченный Вячеслав Юрьевич Лебедянцев «оказался в состоянии стресса».

Мы узнали, что нас подозревают в этом убийстве.

Но в народе появилось убеждение, что в пропаже всех шести человек принимали участие сотрудники Находкинского наркоконтроля и местные сотрудники милиции. Так как родственники Чужина попросили Кунгурова, чтобы он помог в розыске, ведь он бывалый охотник. И Кунгуров осенью 2004 года нашёл развороченные останки вещей и плантаций конопли. Кунгуров предположил, что парней увёз наркоконтроль.

Дополнительным поводом послужило то, что у родственников пропавших упорно не принимали заявления о пропаже детей.

Расследование началось только летом 2005 года.

Приезжали к нам на поле, ставили перед пистолетами, требовали признаться в убийстве и выращивании конопли, стреляли из автоматов поверх голов.

В июле 2005 года сотрудник милиции Александр Евдокимов предложил мне дать показание, что я видела Чужина, Аникина, Ерохина, Кубарева в лесу. Отказалась.

Родственники пропавших продолжали поиск самостоятельно. И осенью 2005 года родственниками Чужина были найдены останки головы. На месте этой страшной находки был произведён повторный розыск трупов. По словам следователей, были обнаружены останки Чужина и Аникина.

При проведении этого мероприятия были обнаружены растяжки (самые настоящие). Оперуполномоченный Федор Владимирович Руськин утверждал, что растяжки в 2005 году установил Иван Феликсович Любченко, который в 2004 и 2005 годах работал у нас на поле.

Обращение составлено заместителем руководителя ОДПК «Хранители закона» в Партизанском районе Л.А. Ивлевой на основании заявлений родственников лиц, подвергшихся пыткам, и поддержано председателем президиума общественного движения по противодействию коррупции «Хранители закона» П.М. Довганюком.

В №24 газеты «Арсеньевские вести» ОДПК «Хранители закона» была объявлена акция «Насилию и пыткам – НЕТ!»

Согласно законодательству, под пыткой понимается причинение физических или нравственных страданий в целях понуждения к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле человека, а также в целях наказания либо в иных целях.

Общественное движение по противодействию коррупции «Хранители закона» объявляет о продлении срока действия акции на август 2010 года.

С заявлениями и обращениями обратиться по адресу: 690090, г. Владивосток, а/я 90-18 или в любой филиал ОДПК «Хранители закона».


Другие статьи номера в рубрике Защита прав:

Обсудить статью. (Обсуждений: 40)
Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100