Главная страница Политика В поисках четырех тысяч спонсоров

В поисках четырех тысяч спонсоров

03.11.2015
Марина ЗАВАДСКАЯ.

фото

Политолог Екатерина Шульман, которая в последнее время входит в моду – за ясность формулировок, насмешливость, быстрый ум, обширные знания и просто приятную внешность, – говорит, что экстремистов-террористов наши «органы» ищут не там, где они есть, а «под фонарем». Потому что там, где они есть, опасно. Настоящие экстремисты-террористы и сопротивление могут оказать, а не то и подстрелить кого.

Не-ет, проще искать экстремистов-террористов среди тех, кто не скрывается, терактов не готовит, а позволяет себе всего лишь, так сказать, язык распускать. Тем более что доносчиков полным-полно. Они тоже нынче в моде. Тем более что доносы они сочиняют сидя на диване. Этакие диванные доносчики. Есть же диванные войска? Вот и доносчики тоже есть. И доносят они на вполне известных и безопасных людей – а кого еще, сидя на диване, они могут найти?

Чего б не поработать?

Недавно во Владивостоке история приключилась – с диванным доносом, экстремистами-террористами и, как полагается, ФСБ.

На самом деле, что тут было первое, а что второе – мы не знаем. Информации маловато. Но точно известно: «В 77 субъектах РФ и шести государствах найдены больше 4 тыс. подозреваемых, которые могут быть причастны к финансированию террористов. Об этом во вторник заявил глава ФСБ Александр Бортников на заседании Национального антитеррористического комитета. Российская служба безопасности искала т.н. «финансовые центры» международных преступных группировок. Проверки проводились совместно с МВД РФ и Росфинмониторингом».

77 субъектов – это не шутка! Наверняка поэтому…

Стоп! Это сообщение Интерфакс выпустил 13 октября, а наши события завертелись раньше. Значит, нет. Первым был донос.

То есть первым было служебное рвение, а тут донос подвернулся.

Откуда мы знаем о доносе? А от первой его жертвы, Николая Смирнова.

Кто такой Николай Смирнов? Обычный, в общем, человек, житель Второй Речки. Вполне себе совершеннолетний и взрослый, у него и сын взрослый. По специальности… раньше это называлось программист, а теперь, кажется, айтишник? В общем, сайты делает.

В свободное время ведет блок в Живом Журнале, завсегдатай сообщества Vladivostok под ником newsmaker_su. Su – это, конечно, Soviet Union, старое, можно сказать, древнее расширение, теперь почти вышедшее из употребления. То есть даже не «почти», а «практически»: мне другие ники с таким расширением не встречались, нынче самые распространенные ru и com.

Вообще, это человек с активной, как говорится, гражданской позицией. В сообществе Vladivostok много таких. В сообществе (часто называемом Песочницей) блогеры пишут о Владивостоке. О его проблемах (грязь и мусор в море, пробки на дорогах, дыры в асфальте…) и праздниках (день Тигра, демонстрации, Пасха…), ну и о природе, конечно – природа у нас замечательная.

То есть это как раз – «под фонарем».

И Николай Смирнов, newsmaker, писал о том же. О Второй Речке, о закрытых на замок детских спортивных площадках, о незаконной торговле, о падающих (падавших!) столбиках, отделяющих проезжую часть от тротуара (в связи с его настойчивым возвращением к этой теме появился тег «столбики-и-другие-символы»)… Разумеется, мэра он поругивал – но покажите мне человека, который восхищается товарищем Пушкаревым.

И вдруг в конце сентября его вызвали в ФСБ «для беседы». И выложили перед ним скриншоты его постов. Это ваше? – Мое. А причина, повод для беседы? И тут ФСБ-шник и сказал об анонимке, которая пришла в «серое учреждение» по почте. Электронной. Анонимка на 50 человек. Вот, типа, проверяем.

Сам Николай Смирнов склоняется к «разнарядке» и пишет об этом в Фейсбуке:

«А где этого гада, экстремиста и врага народа, найти, как не в этих ваших соцсетях? Вот и идет старлей ФСБшный в ЖЖ Владивостока в поисках крамолы, которой там больше, чем много.

Почему его выбор пал именно на меня, а не на кого другого, логичен и понятен:

– нетолерантные высказывания есть? Есть.

– кто такой, известно? Известно.

– не крупный коммерс и не чиновник? Да.

Этого нехитрого набора данных, которые я ему сам подтвердил при первичном допросе, оказалось достаточно для того, чтобы провести обыск и изъять компьютерную технику».

Да, через два дня после беседы,1 октября, в семь утра – дзынь! – звонок в дверь. ФСБ пришло с обыском.

Причем не по беспределу, нет, все законно: Смирнову предъявили постановление суда. Спросонья и от неожиданности он нечетко запомнил, что же там было: то ли подозрение в экстремизме, то ли подозрение в терроризме. И фамилию судьи не запомнил. Сфотографировать на телефон хотел эту бумажку, но ему не дали, а телефон отобрали. И в результате обыска изъяли все электронные носители: и ноутбук, и диски.

Ну, что чувствует нормальный человек, которого в пособничестве экстремизму-терроризму обвинили, вломились в квартиру, утащили все электронные носители – каждый может сам проверить… хоть и не рекомендую.

Ну да, электронику отобрали, но не отобрали мозги, знания и умения. И товарищей по интернету тоже. В Песочницу о случившемся сообщил другой юзер, и случай стали бурно обсуждать.

Сам Николай Смирнов написал жалобы везде, куда можно. В том числе и президенту. Говорят, Путин с интернетом не дружит. Но помощники на что? Из Кремля жалобу Смирнова переслали в местное ФСБ. И через несколько дней Смирнова снова пригласили туда – получить свое имущество обратно. 9 октября, практически через неделю. Споро работает ФСБ!

Вернули не все. Смирнов сообщает: «ноутбук мой они оставили у себя, без всяких объяснений. За объяснениями меня послали в Следственный комитет Приморского края, куда, якобы, они передали мой ноут. Почему они выбрали ноутбук, а не диски общим объемом более 2Тб, непонятно. Что они собираются на нем найти, тоже неясно. При чем тут СК, если изначально наезд был от ФСБ, тоже неясно».

Неясного в этой истории много. Непонятно, почему не ограничились беседой, если источник доноса – анонимка. Или цель имелась напугать? Или надежда: а вдруг выгорит? Или наивное предположение, что человек проглотит все молча? Это блогер-то?

Но назад отыграли быстро. «Похоже, силовики, севшие в лужу, просто не знают, как выкрутиться из этой ситуации, – предполагает Смирнов. – Признать свою ошибку и извиниться – для них западло, а поводов для продолжения наездов на меня найти не могут. В самом деле, нельзя же на основании комента против Путина и его политики в России признать чела виновным во всех смертных грехах типа экстремизма с терроризмом».

Ну, мнение «нельзя же» слишком наивно. Можно, можно! Таких случаев немало. И на блогеров дела заводят запросто, даже не за посты, не за комменты, а за перепосты. Да и Смирнов не исключает вероятность, что сейчас на него фабрикуется дело.

Но он, как честный человек и патриот Владивостока готов оказать помощь в поиске спонсоров экстремизма-терроризма:

«Меж тем, за возможными спонсорами терроризма у нас в городе далеко ходить не надо – это те, кто крышует нелегальный уличный бизнес во Владивостоке. Почему они? А вы попробуйте открыть нелегальную торговую точку или стоянку без прикрытия силовиками и не подмазав городских чиновников. Вот вам и коррупция, а если учесть, что работают на подобных точках, как правило, иностранцы с южных республик и большую часть средств отправляют к себе на родину, существует большая вероятность их связи с террористическими организациями.

О многих подобных фактах и я и другие люди не раз выкладывали информацию. Но почему, если все всем известно, ситуация никак не меняется? Мое мнение – действует круговая порука. Закрыв занюханный ларек или стоянку, можно нарваться на конфликт со своими коллегами, которые с этого ларька или стоянки кормятся. Вот в чем корень проблемы», – считает Смирнов.

Ну, тут Newsmaker в корне не прав! Кто ж с коррупционерами будет бороться? Коррупция – это наше все! Это основа нашей экономики! Или государства, не помню точную цитату. Коррупция не может быть спонсором терроризма – это однозначно, потому что коррупция всех обирает, хоть продавца, хоть террориста. Правда, коррупционер может взять деньги за право совершить теракт, что нехорошо – помните, несколько лет назад в Москве две смертницы проникли на борт двух самолетов и взорвали их в воздухе? Ведь за взятки проникли! Но можно ли это считать спонсорством терроризма?

Судя по истории с Newsmakerом, пока что терроризм-экстремизм ФСБ видит в тех, кто выкладывает в сеть информацию о нелегальном уличном бизнесе и обвиняет силовиков в крышевании. И прикрываются анонимками.

Кстати, об анонимках. В доносе, как узнал Николай Смирнов из беседы с ФСБ-шником, были указаны 50 человек. Историю одного из них, Newsmakerа, мы теперь знаем.

А что насчет остальных 49 человек? Пособники нашлись?

Марина ЗАВАДСКАЯ.

Рисунок forums.drom.ru

Комментарии

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ГОЛОСОВАНИЕ

Телефонные террористы сообщили о множестве заминированных объектах во многих городах россии. Кто и зачем это сделал?

1. Это наши спецслужбы тренируются.
2. Христианское государство Святая Русь (ХГСР) разбушевалась из-за Матильды.
3. Украинцы мстят за Крым и Донбасс.
4. В связи с мощными вспышками на солнце у многих «поехала крыша».
5. Силовики с подачи власти для отвлечения внимания населения от ситуации в стране (пусть за жизнь боятся, а не за деньги).
6. Школьники и студенты проверяют силовиков «на вшивость».
7. Неизвестные террористы создают привычку к ложным тревогам, чтобы потом рвануть по-настоящему.
 

Всего проголосовало
16 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года