Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 8 (623) от 17 февраля 2005  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
Почтовый индекс по России: 15543Online подписка на Арсеньевские вести
ЭКОНОМИКА

Закроем дело за $5 000 000

Никитенко Николай Иванович

Как прокуроры вымогают взятки
СПРАВКА
В 1993 году, когда губернатором Приморского края стал Евгений Иванович Наздратенко, основу рыбной промышленности края составляли 7 крупнейших предприятий. Этот список возглавляла компания ВБТРФ - Владивостокская база тралового и рефрижераторного флота.

Компания ВБТРФ была акционирована в 1992 году. Разговоры о недееспособности ВБТРФ начались уже с конца 1993 года. 1996 год база закончила с убытками в 105 миллиардов неденоминированных рублей. На годовом собрании акционеров на новый срок президента ВБТРФ избирается Николай Никитенко. В своем выступлении на собрании Никитенко особо остановился на своих взаимоотношениях с краевой властью. Вот уже который год крупное рыбацкое предприятие не может найти точек соприкосновения с губернатором Е. И. Наздратенко. И по этому поводу Николай Иванович обронил такие горькие слова:

- Ну не нравлюсь я ему. Ладно! Но должен ли из-за этого страдать весь 10-тысячный коллектив АО “ВБТРФ”? Наверное, нет.

К середине 1997 года ВБТРФ находилась в тяжелом финансовом положении. Николай Никитенко 2 июня 1997 года заключил договор с FIL (“Фолкленд Инвестментс Лимитед”) на получение кредита в размере $12 миллионов под 16 процентов годовых.

В январе 1998 года Никитенко подает в отставку и просит Совет директоров ВБТРФ написать заявление в Арбитражный суд о введении процедуры банкротства.

1 июля 1998 года Арбитражным судом Приморского края компания была объявлена банкротом.

Арбитражным управляющим был назначен Набиев, ставленник Наздратенко. Тогда же началось уголовное преследование бывшего президента ВТРФ.

Публикуем открытое письмо Н. Никитенко генеральному прокурору РФ (в сокращении.

Господин Устинов!

Я посылаю открытое письмо в газету, которая рискнет его опубликовать. Если же данное письмо не примут к печати российские газеты, то его опубликуют в одной из центральных газет США, где я в настоящее время проживаю.

Мне в сентябре исполнится 66 лет. Последние 13 лет до 1998 г. был руководителем одной из крупнейших компаний России. В январе 1998 г., не выдержав бандитского беспредела, как со стороны госаппарата, так и реальных бандитов, ушел “по собственному желанию” с должности первого руководителя. Опасаясь не только угроз, но и физической расправы, я выехал в США, где устроился на работу как специалист.

Вскоре на меня Приморской прокуратурой был открыт ряд уголовных дел с мотивировкой - “превышение служебных полномочий”. С открытием уголовного дела в 1998 г. Приморской краевой прокуратурой, меня объявляют - “на бумаге” - в международный розыск через Интерпол с депортацией в Россию и с содержанием под стражей. ... Якобы, я, находясь в США, очень буду мешать ходу следствия. Как это выявилось сейчас, когда все документы попали мне в руки, я действительно мог помешать следствию фальсифицировать и заниматься служебным подлогом во всем этом “деле”...

Розыск и шантаж в одном флаконе

В 1998 г. Приморская краевая прокуратура формально начинает меня искать через “систему международного розыска” ... и одновременно ... со мной ведут торговлю, на мой домашний телефон, о сумме откупного, о закрытии моего сфабрикованного уголовного дела по статье - отсутствие состава преступления.

Ниже привожу хронологию вымогательства и, если я не указываю конкретную фамилию, то следует иметь в виду, что в данном случае я не вел магнитофонные записи телефонного разговора и при официальном обращении в правоохранительные органы, они в моих заявлениях не упоминаются.

Первое “предложение” в 1998 г было оценено в 1.75 млн. долларов..., как назвал посредник-вымогатель, он “представляет интересы фирмы Василенко” и ему поручено обговорить сумму взятки и условия передачи в замен на Постановление о закрытии уголовного дела, как он выразился, “под чистую”. На мой вопрос - “а как он меня нашел?”, ответил - “через Интернет”. В этой довольно короткой беседе я даю отказ и тут же получаю угрозу, что буду объявлен в розыск через Интерпол с депортацией в Россию.

Торг и угрозы в другом флаконе

Буквально через два - три дня снова звонок, от этой же личности, и новое предложение, но уже за 0,75 млн. дол, и гарантией закрытия дела “под чистую” и прекращения поливания меня грязью.

Я снова отказываюсь, и мне тут же приводится в пример горький жизненный опыт одного из капитанов базы флота, где я работал первым руководителем. В течение двух лет от него добивались признания в преступлении, которого он не совершал. Бросали на два-три месяца в СИЗО к заключенным и давали команду изнасиловать, и это повторялось по несколько раз. Когда все обвинения с капитана были сняты, я, как руководитель, принимал участие в восстановлении его в партии. Без этого он не мог работать капитаном. На мой вопрос, почему он не подаст в суд, ответил, что просто у него нет уже сил, и порекомендовал мне посмотреть - а судьи кто?.

В моем официальном заявлении на имя начальника ФСБ по Приморскому краю сумма вымогательства начинается с 0.75 млн. ам. дол.

Вся сфабрикованная грязь на меня, почти ежедневно сбрасывалась в СМИ, а затем на факс американской компании, где я работал главным экспертом.

Однажды раздается телефонный звонок из офиса ФБР США в офис компании, где я работал, с просьбой подтвердить о моей работе в этой компании. На запрос адвоката в офис ФБР о таком интересе к моей персоне, последнее ответило, что был запрос о месте моей работы. И только. Ни о какой депортации и аресте нет ни строчки, ни в документах Генеральной прокуратуры, ни следователя Царакаева. Сейчас я это вижу, так как последние находятся у меня, и делалось это только с целью морально и физически сломить меня и получить вышеуказанную сумму взятки. И этим же шантажировал и угрожал мне посредник-вымогатель.

Карьеру сломали, здоровье разрушили

Во избежание подрыва имиджа американской компании, где я работал, президент компании предлагает мне уволиться. Я увольняюсь, потеряв работу и зарплату, и устраиваюсь на работу в Южно-Корейскую компанию, но по прибытии в последнюю, у меня случился гипертонический криз и инфаркт, Я попадаю в госпиталь. Подтверждающие документы на это находятся в Приморской прокуратуре.

Мой российский адвокат убеждает меня в бесполезности судиться и, особенно, иметь дело с Приморской прокуратурой и Приморским судом, и просит дать согласие на амнистию. 12.10.1999 г мое дело закрывается по амнистии в стадии расследования. Казалось бы, все неприятности позади, но не тут то было.

Как говорят пасечники, если медведь залезет на пасеку и, разломав улей, попробует, хотя бы один раз, меду, то он будет приходить на пасеку ежедневно, пока его не застрелят. Тоже самое и с вымогателями. Один раз “получив”, они уже не бросят, пока их не посадят. А так как у нас в стране за это не судят и сажают за решетку, то будут вымогать, пока живы.

Цены падают, но не сдаются

В марте 2001 г появляется новый “посредник”, ... и он мне предлагает, что если я не заплачу 50 тыс. ам. дол., то на меня снова будет открыто новое уголовное дело по старым материалам. Действительно, получаю информацию, что в лице прокурора края Василенко В.Н,. на меня заявлен гражданский иск в Первомайский районный суд г. Владивостока о компенсации, якобы, за причиненный мною ущерб предприятию, первым руководителем которого я был до января 1998 г., на сумму 140.583 .263 руб. 36 коп.. (по курсу в переводе на ам. дол.. - 24.328.493. дол 69 цент.) При этом, в своем иске он даже не соизволил упомянуть, а кто же его затребовал? Копия этого иска у меня имеется. От данного предложения посредника-вымогателя я отказываюсь и снова получаю угрозу.

Первомайский районный суд г. Владивостока своим Определением от 23.03.2001 г отказывает в иске прокурору Василенко, так как хозяйственный субъект официально представляет документ, что финансовых претензий ко мне не имеет.

Синхронные танцы угроз, вымогательств и исков

Через месяц по телефону поступает новая угроза ... вымогателя. И тут же она подтверждается.

Приморской краевой прокуратурой, в лице опять же ее руководителя Василенко В.Н., заявляется новый иск уже в апреле 2001 г., абсолютно аналогичный предыдущему и в тот же суд, но уже на сумму 1.359.945.855. руб. 09 коп, что в переводе по курсу составило 232.469.376 ам. дол. 94 цента (на эту сумму можно купить весь рыбацкий флот Дальнего Востока со всеми береговыми инфраструктурами вместе взятыми). Первомайский районный суд с той же мотивировкой 24.04.2001 г. отказывает в иске прокурору Василенко В.Н. Последнее Определение данного суда ни Приморская краевая, ни Генеральная прокуратуры, не стали опротестовывать в следующих судебных инстанциях, и нужно полагать, признали правильным.

... Как в первом иске, так и во втором, прокурор Василенко В.Н. даже не утруждает себя сделать ссылку хотя бы на кого-нибудь, кто бы требовал эту компенсацию. Как нерадивый ученик пятого класса, списывает все это с собственного Постановлеия об амнистии от 12.10.99 г, подписаннго следователем Царакаевым и утвержденого его заместителем Лучаниновым. Отсутствует какое-либо упоминание или хотя бы маленький намек на какие-нибудь новые обстоятельства...

Адвокат-вымогатель Л.

Буквально за 10-20 дней до истечения срока давности, моего злополучного уголовного дела, открытого в 1998 г. и закрытого 12.10.99 г. Приморской краевой прокуратурой по амнистии в стадии расследования, ко мне звонок домой из Владивостока. Как потом выяснилось, этот вымогатель - адвокат Л. Этот “тип” буквально меня шокирует своим предложением заплатить пять млн. ам. дол, из которых 1.5 млн. дол. ему - за посредничество, и 3.5 млн. дол. очень высокому чину из Генеральной прокуратуры. Данное дело будет раз и навсегда закрыто.

Более того, от него я узнаю, что мое дело состоит из 60 томов и хранится в офисе Генеральной прокуратуры по Дальневосточному федеральному округу в г. Хабаровске, возглавляемой заместителем генпрокурора РФ г-ном Чайка К.Л., и если я соглашусь, то при передаче мне “Постановления”, сделанного подчистую, в обмен на 5 млн. ам. долларов, и только наличными, моему доверенному лицу будут переданы все коробки с 60 томами сфальсифицированного ... дела. Срок исполнения 15-20 дней после контакта с “моим доверенным лицом”. Более подробно эту “детективную историю” и ее финал опишу ниже.

Естественно, я был уверен, что Прокуратура меня выпустила из зубов еще в 2001 г. окончательно и уже выдумать больше ничего не может, и я, в довольно грубой форме, обрываю телефонный разговор. Однако, как показало время, здорово ошибался. Этот Л. позже меня “проинформировал”, что он тесно связан с судами г. Владивостока и Приморской краевой прокуратурой, и, как он выразился, везде открывает ногой двери.

Наверх идёт не ниточка коррупции - канат!

С его слов, он “имеет доступ к телу” одного из очень больших руководителей Генеральной прокуратуры РФ... Я должен был дать контакт “моего доверенного” лица с Л. по телефону. Однако ко мне никто из офиса г-на Чайка не обращался, хотя в моем заявлении на имя президента Путина В.В. по данному вопросу я указывал, как предложил Л. это “осуществить”. Более того, это же я сообщил и господину Чайка.

Когда на мой телефонный звонок в хабаровский офис Генеральной прокуратуры РФ я получил информацию, что факт вымогательства не подтвердился, то тут же связался по телефону с Л. и спросил его, выходил ли “мой человек” на него и получил ответ, что никто не выходил и что там, в “верхах”, все живы и здоровы, и ждут “моего человека” с деньгами. Магнитофонная запись этого разговора у меня есть и я ее приложу только в Европейском суде по правам человека, если на уровне российского правосудия не смогу прекратить это “дело”.

За это же время, вот уже пятый раз, получаю из офиса г-на Чайка официальный ответ, хотя я их по этому вопросу больше и не запрашивал, что факт вымогательства не подтвердился.

Пользуясь случаем, хочу попросить г-на Устинова, чтобы он сообщил своему заместителю г-ну Чайка, что, если он даже каждый день будет продолжать мне посылать сообщение, что факт вымогательства Л. не подтвердился, то от этого все равно в моих глазах он никогда не станет честным прокурором и порядочным человеком.

Дело Никитенко под “чадрой” Царакаева

По истечении 7-10 дней на мой факс сбрасывается из Владивостока статья в местной газете, где пресс-секретарь краевой прокуратуры, некая Лукьянова, дает интервью, что на меня, а теперь уже и на моего сына, который не проживает в России с 1992 г., Генеральной прокуратурой РФ открыто уголовное дело с международным розыском, депортацией в Россию, содержанием под стражей и арестом всего имущества.

Я направляю адвокатов из Москвы во Владивосток. Последние, после встречи со ст. следователем Приморской краевой прокуратуры Царакаевым, сообщают мне, что действительно, Генеральная прокуратура 17.06.2002 г. за подписью ст. прокурора отдела управления по надзору за расследованием преступлений органами прокуратуры Ю.П. Лагуновым, открыла уголовное дело на меня. При этом, следователь Царакаев дал прочитать только отдельную выдержку, а подпись лица, подписавшего данное Постановление, прикрыл рукой и не показал. Из отчета моих адвокатов: Царакаев сильно нервничал, постоянно выбегал из кабинета, видимо согласовывал вопрос с руководством краевой прокуратуры, как ребенок, прикрывая, то животом, то рукой, Постановление Генпрокуратуры, и каждый раз, после своего согласования с руководством или иным лицом, давал посмотреть ту или иную выдержку.

Судья отказал? Найдём другого

Итак, завершив “огромный труд” в 60 томов .... “уголовного дела”, Приморская прокуратура ... после повторного возбуждения уголовного дела Генеральной прокуратурой в июне 2002 г., обращается в Ленинский суд г. Владивостока в январе 2003 г, с ходатайством об избрании меры пресечения в виде заключения меня и моего сына под стражу. Последнее подписано ст. следователем Царакаевым и согласовано с зам. Приморской прокуратуры Лучаниновым С.Н. Однако, судья Вялых С.И., внимательно изучив “труды”, своим Постановлением Приморской прокуратуре отказывает - отсутствие состава преступления!

Но Царакаев, спустя три месяца, снова обращается в тот же суд. Через двадцать минут судья Гаврилов Е.В. выдает требуемое Постановление. Мои адвокаты подают “Кассационную жалобу” в Приморский краевой суд. Судебная коллегия Приморского суда, а затем и Президиум Приморского суда повторяют свой отказ.

Заплатите за постановление о вашем аресте

...Практически все ступеньки краевых и городских судов вынесли решения о моем аресте, депортации и содержании под стражей меня и моего сына, а я даже не могу получить на руки само Постановление Генпрокуратуры за подписью прокурора Лагунова. На официальные запросы в Приморскую краевую прокуратуру моих адвокатов, за подписью Царакаева даются официальные отказы. Адвокаты возвращаются в Москву и пишут официальную жалобу в Генеральную прокуратуру с требованием дать Постановление им на руки, на что последняя вообще не отвечает.

Но мир не без “добрых людей”, г-н Устинов. Поступает “предложение”, не официальное, из Вашего московского офиса - выдать на руки и всего за 50 тыс. ам. дол. копию Постановления, но без подписи и печатей. Адвокаты отказываются от этой сделки. На их телефонные звонки в офис Вашего ведомства, г-н Устинов, получают грубые и довольно хамские ответы.

Районный суд велел генпрокурорам исполнить закон

Адвокаты обращаются по этому вопросу в Тверской суд Москвы и только, когда суд вызвал 27.08.2003 г. представителя Генеральной прокуратуры, с требованием иметь при себе Постановление Генпрокуратуры, заверенное печатью и с подписью Лагунова, то тут же в офис адвокатов раздался телефонный звонок из Генпрокуратуры, которым было сообщено, чтобы адвокаты приехали и забрали само Постановление. Только для получения самого Постановления потребовалось четыре месяца и я, для оплаты адвокатских услуг, как говорится, влетел в долги более чем на сто тыс. долларов.

Получив на руки Постановление Генпрокуратуры от 17.06.2002 г. за подписью прокурора Лагунова, я был просто поражен....

Прокурор Лагунов из 13 стр. своего постановления 11 стр. один к одному, как нерадивый ученик третьего класса, переписал с Постановления Царакаева об амнистии от 12.10. 99 г и даже с теми же грамматическими ошибками, добавив три вновь выдуманных факта. Сделав упрек в адрес Царакаева, что он не придал значения показаниям на допросе некого свидетеля Асеева и т.д. Конечно, все это готовил тот же “пинкертон” Царакаев. Ужасающее обвинение меня и сына в “хищении” очень крупных сумм, по которому мы вместе с сыном чуть не похитили пол-России!

Шито белыми нитками и одним “свидетелем”

Оказывается, достаточно показания “свидетеля” Асеева для ареста меня и моего сына, (заявление свидетеля в протоколе допроса от 15.03.99 г., буквально выписанное слово в слово) - “... Я могу сказать по продаже судна, насколько мне известно, из разговоров с работниками компании, я в тот момент не работал. Продажа судна, на мой взгляд - это была комбинация...”.

Господин Устинов! Вы тоже считаете это обвинением? По таким обвинениям пол-России можно пересадить невиновных людей. Просто, господа, если их так можно еще называть, Лагунов и Царакаев не знают, что у меня на руках в данный момент все протоколы допросов свидетелей. И там выясняются все не соответствующие действительности утверждения следователя со ссылками на протоколы допросов свидетелей, которые, либо не помнят или говорят, что не в курсе того или иного вопроса. А следователь делает запись, что такой-то свидетель дал показание.

Не уйдёшь, у нас всё схвачено!

Пока я через адвокатов пытался выбить Постановление Генпрокуратуры по возбуждению против меня уголовного дела, посредники буквально “атаковали” меня со своими предложениями. Одновременно чуть не ежедневно меня поливают в СМИ грязью, с их подачи.

Я страшно от всего этого устал, но не знал что делать. Ведь во вверенном Вам ведомстве, г-н Устинов, отлично отработан и даже отшлифован механизм вымогательства, и бороться с ним в одиночку невозможно. Тем более, этот коррумпированный механизм полностью слился с судебной системой страны.

ФСБ берёт под контроль

Найдя в Интернете адрес ФСБ по Приморскому краю, я вышел на него по телефону, а потом написал официальное заявление на имя начальника этого регионального отделения ФСБ.

Мне назначили одного из начальников подразделения г-на К. На время же его отсутствия, его заместитель.

“Работа” началась 14 июля 2003 г. Все вопросы обговаривались по телефону или электронной почтой. Я действовал с вымогателями строго по инструкции К. или его заместителя.

В этом “процессе” первым появляется работник службы судебных приставов Приморского края П., ...который за свои услуги по телефону оговаривает цену (точно не помню), что-то около 4 млн. ам. долларов. Он обещает быстро решить и окончательно, с помощью г-д Ражева и Василенко, все вопросы по моему “делу”. Я начинаю с ним торговаться по цене, а он мне говорит, а знаю ли я, сколько заплатил Анатолий Милошевич (Востоктрансфлот) за закрытие его уголовного дела - О - ГО - ГО! Но зато закрыто раз и навсегда!

Правда, он не уточнил, какой процент достанется ему, Приморскому краевому судье Ражеву и Приморскому краевому прокурору Василенко. Да я такой вопрос и не задавал, так как не имел такой инструкции от К., сотрудника Приморского ФСБ, Чтобы прослушать магнитофонные записи, которые я вел здесь, а ФСБ дублировало во Владивостоке, нужно обратиться к К., в ФСБ. Я свои магнитофонные записи берегу для Европейского суда по правам человека, если проиграю закрытие уголовного дела в российских судах и даже не пытаюсь снимать копии, чтобы их не повредить.

Мне по телефону неоднократно говорил К., что ... - мелкие сошки, а ФСБ интересовало, кто за ними стоит в “верхах”. Я думаю, что К. и его заместитель - это честные и порядочные офицеры ФСБ, служащие Родине - России. Следует предполагать, что само руководство ФСБ увидело возможность получить новые звезды на погоны от этой операции и ордена на мундиры, а, возможно, даже и просверлили заранее дырки на мундирах и подпортили последние. Они не учли коррумпированность власти в самых “верхних” эшелонах страны.

Круги коррупции расходятся из центра

В это время, как в детективном романе, появляется новый “джентльмен удачи” на поприще посредника - вымогателя - г-н Б. Начинается электронная переписка по треугольнику: я - Б. - ФСБ. Все эта “операция” длится несколько месяцев, так как каждый раз, получая “предложения” от Б., пересылаю его в ФСБ К., жду ответа и тяну время в переговорах с Б.

Финал наступает 13 января 2004 г, когда получаю окончательное предложение от Б., и в данную операцию, кроме К., включается служба Патрушева в Москве (со слов К.). К. просит меня “потянуть” время по переговорам с Б., так как в Москве вроде бы не все готово к операции.

Я “валяю дурака” с Б., чтобы оттянуть время. Последний нервничает, а ведь он должен дать контакт для моих “доверенных лиц” (следует понимать - сотрудников ФСБ). Ниже один к одному перепечатываю последнее сообщение, на основании которого ФСБ должно было взять вымогателей за руку (копии этого сообщения в электронной почте прилагаю для редакторов газет и руководства страны, там стоят даты, часы и минуты). Итак:

Пятница, января 9, 2004 г. 1:08 АМ (утро)

Николай Иванович, добрый день!

Только что разговаривал еще раз с Саниным (он сам мне позвонил). Сейчас они подробно начали изучать Ваше дело и возможности его закрытия. Сказали, что они его закроют “под чистую” со стопроцентной гарантией. Но дело очень сложное и слшком большие суммы там фигурируют. Весь процесс займет не менее месяца. Боле точно по времени они определятся через неделю.

По оплате расклад такой: 1 000 000 получает Колмагоров (Ваш заместитель г-н Устинов!). 400 000 - следователь (мое мнение - это рядовой прокурор отдела Лагунов, который по своей должности не имел права даже отменять амнистию). 200 000 - забирает себе Санин. Мы с Игорем Долгих рассчитывали, что наш гонорар будет входить в эту сумму. В общем-то, мы первоначально это с ним и обговаривали, но когда они увидели, какие суммы там проходят, то расклад стал таким. Так что подумайте о нашем с Игорем вознаграждении. Какую сумму Вы предложите? Я тут ничего не придумываю, а сообщаю так, как оно есть. Да и Ваш человек в Москве все сможет проверить.

Теперь по передаче денег. Деньги совместно с вашим (следует понимать из ФСБ) и их представителем кладутся в ячейку банка Москвы. Их смогут изъять только эти два человека, присутствуя одновременно. Вашему человеку передаются все необходимые документы, Вы их проверяете, потом вскрываются ячейки и передаются деньги.

Николай Иванович, если Вы согласны с этими условиями, то сообщите мне скорее. Они просили перезвонить им в час ночи по Владивостокскому времени.**

Это самое последнее сообщение, с которым офицер ФСБ К. вылетел на проведение этой операции в Москву.

Еще одно сообщение от Б.

Четверг, января 13, 2004, 4:01 РМ (вечернее время)

Николай Иванович! Приветствую. Предлаается такая схема. Я вылетаю в Москву, встречаюсь с Вашим человеком, он в счет моего гонорара выдает мне 3000 дол. на проживание в Москве, так как у меня сейчас не густо с деньгами из-за трудностей с продажей ангара. Потом мы идем в банк, кладем в ячейку деньги, которые предназначены для меня, Игоря и Санина Евгения Михайловича (это не только с ними согласовано, но и их требования). Можем идти втроем, вместе с Саниным. Один ключ остается у Вашего человека, один у меня.

После этого устраивается встреча Вашего человека с представителем прокуратуры, с которым он будет работать, и по такой же схеме деньги, предназначенные для них, кладутся в ячейку банка. Один ключ остается у Вашего человека, а один - у прокурорского.

Теперь о вознаграждении мне и Игорю. Игорь хочет получить 200 000, ну а мне хватит 100 000. Итого получается, в одну ячейку кладется 500 000, а в другую 1 400 000.

Почему такие сложности? Потому, что Санин сомневается, что он сможет получить, если все деньги уйдут в прокуратуру. У него уже был такой “прецедент”.

Как я сказал по телефону, четвертого числа документы уходят в Интерпол, поэтому нужно поторопиться с принятием решения. Если Вы согласны, то перезвоните мне. Я буду ждать звонка дома. Мне желательно дать ответ в Москву. Дело будет закрыто за отсутствием улик. Срок оформления и прохождения всех документов максимум 40 дней, но постараются все сделать за 30.

После того, как все будет сделано, отдаются документы вашему человеку, с вашей стороны они проверяются и только после этого вскрываются ячейки и передаются деньги. Если Вы согласны, то я за пару дней устраиваю все свои дела во Владивостоке и вылетаю в Москву, и сижу там до окончательного решения всех вопросов. После встречи с Вашим человеком в Москве, я устраиваю их встречу с Саниным. Еще раз повторюсь. На проживание в Москве я с собой денег не возьму. **

Нить правосудия рвётся под канатом коррупции

В это время офицер ФСБ К. был в Москве по этой операции и от него получаю электронное письмо о том, что Колмагоров не виновен, хотя фактически в этот промежуток времени Совет Федерации (Миронов) и “отправляет” его на пенсию, прикрыв его арест и надвигающийся скандал.

Г-н Генеральный прокурор, Вы лично с этой перепиской хорошо знакомы, потому что ее, я думаю, обсуждали на уровне г-на Путина, Патрушева, лично Вас и спикера Верхней палаты г-на Миронова. Конечно, эта операция с Б. и Вашим заместителем Колмагоровым была быстро остановлена. Срочно зам. генпрокурора Колмагоров освобождается Советом Федерации от своей должности. Это нигде не комментируется, кроме одного раза, когда один из корреспондентов задал Вам вопрос, почему освободили от должности Колмагорова и Вами был дан ответ - в связи с уходом на пенсию. Нужно отдать Вам должное, г-н Устинов, что Вы сказав это, не уточнили - на “заслуженный отдых”.

Из Москвы возвращается сотрудник ФСБ К., после несостоявшейся операции, звонит мне и рассказывает всю эту “историю” и тут же направляет электронное сообщение.

Четверг, января 29, 2004. 9:09 РМ (вечер), дублирую полностью текст:

Здравствуй, Николай.

Извини за задержку с ответом, выезжал по делам и полностью внесена ясность по дальнейшей работе по “контракту” (так в телефонных разговорах с ним называлась эта проваленная операция).

Решение не принималось в связи с детальным изучением всех “партнеров”, выяснением их реальных возможностей и степени участия в “бизнесе”. Выяснилось, что посредники, очевидно, зная реальную картину в их головном “офисе”, не в состоянии решать вопросы через представителей основной “организации”, на которых они ссылались. Данное обстоятельство связано с тем, что зам. ген. директора фирмы (имеется в виду Колмагоров), с которой планировалась сделка, фактически лишен права принимать любые решения. Очевидно, с этим связано и давление посредников на Вас, с целью получения согласия начать работу по заключению “контракта” и получению части денежных средств. Реально ничего они делать не будут, и их задача, получить максимальную сумму и в дальнейшем *съехать* с темы или в дальнейшем предъявить Вам претензии по невыполнению условий.

Николай, можете в резкой форме прерывать все отношения, к сожалению, в конечном варианте “контракт” не состоялся, но благодаря совместным действиям лишили возможности участников “бизнеса” совершать свои действия. С нетерпением жду звонка.

Сергей. 28.01.04 г. **

Мафиозная стенка чуть не рухнула...

В последнем телефонном разговоре К. просил переслать ему кассеты с записью посредника из службы судебных приставов со ссылками на Приморского краевого прокурора Василенко и председателя Приморского краевого суда Ражева. Я ему отказал, так как, считаю, они мне еще пригодятся.

Из приведенной переписки до слез жалко скромных “мальчиков” из ФСБ, которые по своей неопытности чуть ни передали 1.9 млн. дол. государственных денег каким-то проходимцам. И, видимо, им очень было страшно брать “за руку” посредников-вымогателей, да еще учитывая, что вся эта бандитская публика начнет выдавать всех и вся на первом же допросе. Зачем наживать проблемы, потом “закрывать” им рот в СИЗО?

Как я уже отмечал в начале своего письма, что запись о международном розыске и так далее, используется для устрашения и шантажа. Этим же шантажирует и Б. в своем послании: “Если откажешься платить, то 4 января 2004 г документы будут переданы в Интерпол”.

Этим же устрашающим механизмом продолжает пользоваться и Приморская краевая прокуратура до сегодняшнего дня, в частности, зам. Приморского краевого прокурора г-н Лучанинов С.Н, лично утвердивший сфабрикованное дело по амнистии вместе с Царакаевым еще 12.10 99 г.

Оптом не получилось, продают в розницу

К “чести” ... посредников-вымогателей, видимо, они поняли, что с меня не удастся ничего получить, и начали торговать в розницу материалами “дела”, на основании которых я убедился, что здесь сплошная фальсификация уголовного дела против меня. Как только мне поступает определенная их порция, то я тут же посылаю официальный запрос на Вашего заместителя в г. Хабаровск г-ну Чайке К.П. и краевому прокурору Василенко В.Н. во Владивосток, и они мне регулярно отвечают по истечении 30 дней, что мне не положено иметь эти документы (а откуда эти материалы берут посредники, с грифом - “Для служебного пользования”?)

Вот один из последних, направленных мне Лучаниновым, очередного отказа на запрос о получение мной для изучения и ознакомления протоколов свидетельских показаний от 10.12.2004 г. Тот же бандитский почерк, как бы между прочим, информирует, угрожая: “...В настоящее время в Генеральную прокуратуру РФ направлены необходимые документы для решения вопроса о выдаче обвиняемого Никитенко Н.И.”, то есть меня.

Как я его понимаю!

После неудачной операции ФСБ по задержанию вымогателей, на меня вышел снова Л. со своим предложением закрыть за $5 млн. дело “по-хорошему”.

P.S.: Как известно, в Ленинской прокуратуре г. Владивостока 7 февраля с.г. произошла перестрелка. Четверо прокурорских сотрудников погибли.

Я не знаю этих погибших, а также причины этой трагедии. Но одна из погибших сотрудниц этой прокуратуры мне знакома заочно. Это заместитель прокурора Ленинского района Балашова Н.В. Она была представителем от Генпрокуратуры на суде 11 ноября 2004 г. и “защищала” интересы... Лагунова, прокурора от Генеральной прокуратуры. И этот факт записан в Постановлении Ленинского суда г. Владивостока от 11 ноября 2004 г.

Никитенко Николай Иванович, США Подзаголовки даны редакцией.


Другие статьи номера в рубрике Экономика:

Обсудить статью. (Обсуждений: 39)
Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100